Что не так с мировыми потребительскими микрокредитами

Июнь 21, 2019
Автор: BreakFast

Целые проспекты ларечков микрокредитования стали характерными архитектурными формами центральных улиц украинских городов.

Массовые рассылки с предложением кредитов под 0% на телефоны – заставляют удивляться даже тех, кто никогда не оставлял свои контакты в подобных заведениях.

Как удивляются и те, кто узнает о своем неожиданном поручительстве по кредитам друзей и родственников. Иногда даже не существующих друзей и родственников…

Break{Fast} разбирается, в чем причина такой щедрости во всех «смыслах», и какие последствия она имеет для граждан и бизнеса Украины.

 

 

 

 

Том Хайнеман

Кто из вас слышал о фильме-расследовании датского документалиста Тама Хайнемана «Микродолг»? Врядли он настолько же заюзан, как фильмы Майкла Мура с аналогичным подходом к выявлению правды. Но вот в отличие от муровских «Фаренгейт 9\11» и других политических кинорасследований, «Микродолг» затрагивает одну из вечных проблем бедности и возможных (и невозможных) путей выхода из этого бедственного положения целых регионов планеты…

Journalist Tom Heinemann

Том занимается независимыми расследованиями более 25 лет. Дважды награжден как «Выдающийся журналист-расследователь» Ассоциацией журналистов-расследователей в Дании (награда FUJ). Трижды занимал второе место в номинации «Журналист года» в Дании (награда Cavling). Его фильмы распространяются по всему миру по «циганской почте» и официально куплены заинтересованными студиями.

Такие расследования как  «Рабы шоссе» (о нечеловеческой эксплуатации грузовых перевозчиков), «Сделка убийц» (о разрушительных последствиях текстильного производства в странах третьего мира), «Переверни монету» (о последствиях глобализации), «Горький виноград» (о современном рабстве на виноградных плантациях и винном производстве Южной Африки), «Башня обетований» (о темной стороне телекоммуникационного призводства Ericcson и Telenor) и многие другие, которые имеют множество наград и премий международных кинофестивалей в разделе документального кино.

Кроме того, Том Хейнеманн преподает и читает лекции в университетах и ​​на конференциях по всему миру.

Одним из самых его резонансных  достижений стал фильм 2007 года о потребительском микрокредитовании «Микродолг».

Как только фильм был впервые показан в Норвегии – буря негодования прокатилась как среди потребителей, так и среди самих микрокредитных компаний.

Первые усомнились в авторитетности микрокредиторов, что повлекло за собой волну неплатежей и временному оттоку клиентов в более цивилизованных странах. Вторые предприняли максимум усилий, чтобы фильм не получил распространение по всему миру. Во многом это удалось, чем доказательство тот факт, что вы не видели этот фильм.   

Суть вскрытой в фильме информации сводится к двум главным темам.

Первая – о дискредитации самих основ микрокредитования, которые были разработаны нобелевским лауреатом  Мухаммедом Юнусом. Видя успех его практической теории выхода из бедности с помощью микрокредитов, многие подражатели просто скопировали одну из составляющих этого процесса – выдачу кредита. И добавили своё нововведение – агрессивное взыскание долгов с и без того неимущих должников. И поскольку люди в бедных регионах бедных стран не грамотны в финансовых вопросах,  то они не могут противостоять часто незаконным  доводам кредиторов отдают за долги крыши, дома, скот, домашнюю утварь и отправляют малолетних детей на заработки.

 

Юнус с жителями бенгальских деревень

 

Вторая тема фильма – касается непосредственно самого господина Юнуса. В фильме раскрыт ряд секретных документов, доказывающих, как г-ну Юнусу еще в середине 90-х передали 100 млн. долл. США, где большая часть была пожертвована в виде грантов из Норвегии, Швеции, Германии, США и Канады для новой компании в бизнесе Граминбанка, принадлежащей Юнусу —  с целью экономии налогов в будущем. Спустя 12 лет Там Хайнеман рассказывает, что на самом деле произошло с деньгами налогоплательщиков.

 

Это также третья сторона процесса – мировые доноры бизнеса потребительского микрокредитования. В свое время эти доноры были вовлечены в инвестирование нового направления, альтернативного банковским кредитам. Главной мотивацией служила как раз борьба с бедностью.

Общая схема логической цепочки  сводилась к тому, что потребительский микрокредит в странах третьего мира сможет дать толчок развитию мелкого частного предпринимательства. А именно стимулировать начала оборота денежных средств в бедных регионах.. Получив такой микрокредит ремесленник или торговец сможет произвести минимум товара и реализовать его рынке. С другой стороны, получив потребительский микрокредит, заемщик сможет купить этот товар и не умереть с голоду.

Это не полная суть микрокредитования от Юнуса, но именно такой стимул закладывался в этот процесс — как предполагаемое спасение от нищеты.

 

Круговая порука Юнуса из Батуа

Именно идеолога микрокредитования – Мухаммеда Юнуса вспоминали все микрокредиторы, когда обосновывали начало своей финансовой деятельности в каждой новой стране. Этот бангладешский банкир и профессор экономики, организовал так называемое экономическое развитие «снизу», практикуя микрокредитование как действительно результативную помощь.

Получив образование зарубежом и успешно развивая частное предпринимательство  в США, Юнус был неприятно удивлен положением деревень в себя на родине в Бангладеш. Местные ростовщики выдавали кредиты крестьянам по такой высокий процент и на такие короткие сроки, что крестьяне не успевали реализовывать товар на рынке.

В результате им приходилось продавать свою продукцию за гроши своим же кредиторам. И эти «сделки» не всегда избавляли от долга. Таким образом, люди не выходили из нищета, а попадали в ещё большую финансовую зависимость. Выхода было два – либо брать новый кредит (что не всегда получалось), либо расплачиваться «натурой» — когда кредиторы начинали отбирать домашний скот и другую утварь.

 

Мухаммед Юнуса

 

Господин Юнус оплатил долги бедных крестьян и начал сам выдавать им кредиты — маленькими суммами под мизерный процент и без всяких залогов и поручителей, но при условии расширения или открытия семейного бизнеса. Свой первый микрокредит в 27 долларов он выдал из собственного кармана 10 женщинам, которые изготавливали мебель из бамбука. 

 

 

Это был риск, но уровень невозвратов составил только 3%, что показало успешность такого кредитования. Опять же – под маленькие проценты. Видя что дело пошло, Юнус разработал концепцию спасительного микрокредитования и создал свой Grameen Bank.

В концепции Юнуса лежала круговая порука (которая напрочь отсутствует в соверменных аналогах потребительского микрокредитования). Среди кредиторов образовывались неформальные группы, члены которых поручались друг за друга и поддерживали друг друга. Не путать с традиционным поручительством, когда непогашенный кредит обязуется погасить трете лицо, подписывая соответствующие документы при заключении договора.  Юнус продвигал поручительство более практического формата – когда взаимопомощь не допускала неуспешности конкретного общинного и семейного бизнеса.

 

 

Вот некоторые принципа такой круговой поруки, которая более грамотно называется системой солидарного кредитования:

— заёмщики образуют группу обычно из пяти человек, которые не являются со-заёмщиками и не несут ответственность за невозврат кредита кем-либо из членов группы.

— группа выбирает лидера, который и разрабатывает план действий по вложению кредитных средств.

—  между заёмщиком и банком не заключается договоров, кредит выдавался без обеспечения или залога, соглашение базируется на обоюдном доверии и принятии 16-ти решений, которые не являются какими-либо обязательствами перед банком, а являются аналогами бизнес плана по реализации своего предприятия и возврату кредита

— Юнус также внес некоторые обязательные пункты в это устное соглашение, которые повышали общую культуру сельских жителей – пить только бутылированную воду или обеспечить своих детей образованием и т.п.

 

 

Благодаря круговой поруке, доля возвращённых кредитов составляла около 98 %.  Этот факт явился решающим в решении государства и двух американских финансовых структур —  ShoreBank и Фонд Форда помочь Сельскому банку дотациями.

2 октября 1983 года государство признало Grameen Bank независимой банковской организацией. В 2005 году сумма выданных им кредитов составила 4,7 миллиардов долларов, к 2008 — 7,6 миллиардов. Подобные банки открылись более чем в 40 странах мира.

 

 

В 2006 году банк и господин Юнус получили Нобелевскую премию мира за этот социальный и коммерчески успешный проект.

Как видим, с отечественным осовермененным микрокредитованием такая демократичная схема не имеет ничего общего. И второй аспект – успех Юнуса вызвал волну подражаний во многих странах. Но именно подражаний, не имеющих целью помочь бедным.

А в 2011 как раз вышел фильм Тама Хайнемана, где своими впечатлениями от микрокредитования деляться жители Бангладеш, Индии и Мексики, рассказывая о том, как их заставляют расплачиваться с долгами.

 

Долги

На деле оказалось, что «последователи» Юнуса начали практиковать беспрецедентно высокие проценты. Годовые ставки достигли диапазона до 200%.  Это была уже не стратегия Сельского Банка для бедных —  это была стратегия примитивного ростовщичества по схеме:

кредит – процент — дата погашения – невозврат (просрочка по платежам) – начисление пеней, штрафов – долг – расплата.

Фильм очень методично показывает, какая это расплата и как разрушается жизнь бедняков, попавших в ловушку агрессивного микрокредитования. Характерной картинкой кредитно зависимых были дома с ободранными крышами, так как кредитный офицеры вырывали жестяные листы покрытия, что погасить долг за счет продажи этих листов. Но, даже продавая дома что бы (частично!!!) отдать долги с пенями и штрафами — община погружается в ещё большую бедность и зависимость. Им ничего не оставалось, как идти к новым кредиторам ради того, чтобы погасить старый долг.

Учитывая, что микрокредитование провозглашалось решением № 1 для искоренения нищеты, приведенные в фильме интервью с известными экспертами по микрофинансированию, такими как Томас Дихтер, Милфорд Бейтман, Алекс Графс, Джонатан Мордух, Дэвид Рудман  — развенчивают миф о спасении из бедности через микрокредиты.

 

 

В своих комментариях они подчеркивают, что микрокредитование само по себе является тормозом развития. Потому что займы тратятся на поддержку расходов на потребление, а не на развитие. По сути – на проедание. Тот короткий срок и та малая сумма которая выдается, не оставляет возможности хоть какого-то развития. Герои фильма признаются, что уже из самого кредита надо откладывать сумму на продление этого же кредита. В итоге, в Южной Африке движение микрокредитов создало невероятно рискованный и дорогой способ удовлетворения насущных потребностей самых бедных.

Последовала негативная реакция доноров, выделявших средства на развитие бизнеса микрокредитования. Так как руководствовались они именно социальным бизнесом Мухаммеда Юнуса. В итоге дискуссия вокруг фильма свелась к признанию того, что вместо борьбы с бедностью, получается погружение в абсолютную бедность. 

С другой стороны – высокие проценты по таким займам были единственной гарантией для самого существования бизнеса микрокредитования. Когда за невозвраты одних – приходится платить другим, более состоятельным клиентам.

Но это уже история с более развитыми странами, где есть такая платежеспособная прослойка потребителей. По сути – микрокредитный бизнес успешно существует только в странах с развитой экономикой, где люди обеспечены не столько высоким, сколько стабильным доходом. И даже в этом случае, за редкими исключениями, такие микрозаймы используются «до зарплаты».   

В условиях третьего мира – пока страна находится в экономическом кризисе, микрокредитный бизнес убыточен и аморален.

В Южной Африке даже был проведен эксперимент – в горнодобывающем районе Ростенбург у горного хребта Магалисберг. Люди там обеспечены работой и наиболее успешные банки (UBank) решили сделать вливания в бизнес микрокредитования, чтобы за счет трудолюбивой прослойки быстро получить прибыль по большим процентам.

Прибыль действительно была огромной, но семьи горняков были погружены в длительные долги.

 

Impala Planinum — бюджетно образующее предприятие Ростенбурга

 

По оценкам разных аналитических агенств, которые приводятся в фильме — 40% дохода рабочей силы, например — Южной Африки, тратится на погашение долга. У людей нет финансового роста, у микрокредитных компаний – тоже нет роста. Это в том случае, если «сила» – рабочая и получает зарплату.

 

В итоге.

Фильм разоблачает популистскую доктрину потребительского микрокредитования и констатирует такие реалистичные истины.

Первое — просто удивительно , что финансовые структуры, которые так тщательно мобилизируют сбережения, борются за вкладчиков, развивают маркетинг в услугах денежных переводов, трепетно выбирают частное инвестиционное финансирование – в итоге с агрессией и легкомыслием направляют полученную прибыль на микрокредитование. Чтобы, подобно субстандартным кредиторам с Уолл-стрит в кратчайшие сроки извлечь максимальную выгоду – затем покинуть сектор и перейти к другим сферам финансового бизнеса.

(Для информаци: субстандартный — кредит, который может быть выдан заёмщику с ненадёжной или весьма короткой кредитной историей. Для финкоммпаний привлекательность в выдаче таких кредитов заключается в высоких процентах по кредиту, которые мотивируются дополнительным риском в работе с такими заёмщиками).

Второе — результативность критического анализа проблем социума и рынка микрокредитования в частности. Через 5 месяцев после дебюта фильма, в мае 2011 года Мухаммед Юнус был уволен из своего собственного банка Грамин. Официально из-за возраста, но, по его словам, именно фильм привел к этому решению властей Бангладеш. Действительно — «Микрокредолг» транслировался более чем в 20 странах и получил несколько международных фестивальных наград. Фестиваль Монте-Карло, Монако. Globians, Германия. «Этот человеческий мир», Австрия. DOCSDF, Мексика. Prix ​​Europa 2011. Экофильм, Чехия.

Третье — картельный сговор всегда найдет, чем прикрыть свою скрытую цель наживы. Юнуса убрали из созданного им социального кредитного бизнеса, в то время как извратившие его концепцию дельцы — остались на мировом рынке. 

Сегодня этот рынок представлен двумя основными направлениями: payday loans (мгновенные займы, быстрые и максимально удобные для клиентов) и installment loans (краткосрочные кредиты до года с частичным погашением). В данный момент рынок payday&installment loans все еще переживает становление, о чем свидетельствует появление крупных игроков ежегодно.

 

 

Самое низкое соотношение суммы микрокредита к ВВП на душу населения в Германии (6%), Франции (11%), Швейцарии (12%) и Великобритании (16%), больше 100% этот показатель в Венгрии и Польше. Рынок микрокредитов в Польше является на сегодняшний день одним из самых развитых в мире, наряду с рынком США и Великобритании. В Польше представлены более 60 компаний в сфере микрокредитования, в том числе такие мировые крупные финансовые корпорации, как 4finance, Kreditech, Сreamfinance, Twino, Wonga.

Каждый день в США выдается около 350 000 микрокредитов. При этом максимальные процентные ставки в США могут достигать 3% в день. В 2004 году на территории штата Калифорния располагалось больше отделений микрофинансовых компаний, чем ресторанов сети McDonald’s и Burger King. Средний размер микрофинансового кредита в США составляет 9 732 долл., что в десять раз превышает средний размер микрофинансового кредита в развивающихся странах (US $ 973).

В большинстве стран Европы и США услугами микрокредитных организаций могут пользоваться лица, старше 21 года. Наиболее активно берут микрокредиты перед праздниками и каникулами, а спад обычно отмечается в летние месяцы.

 

 

Ежедневно в Америке выдаются более 400 000 срочных займов — по 10 кредитов на человека под 2000% годовых. Типичный микрозаем в США составлял $300 наличными на две недели под 391% годовых. Как говорят в таких случаях — «без комментариев» или от социального кредитования для бедных Мухаммеда Юнуса не осталось и следа….

Клиентами становятся в основном люди в возрасте 30-40 лет с годовым доходом менее 60 000$ и предприятия малого бизнеса, которые берут деньги на покупку оборудования или офисной техники.

Максимальная сумма займа в США для предприятий составляет 50 000$, а его средний размер составляет около 15 000$. Что касается граждан, то средняя сумма составляет около 3000-5000 тысяч долларов.

Если пройтись по улицам например Лос Анджелеса, то можно увидеть достаточно много вывесок с подобными надписями payday loan, daily loan и подобные. Но так же присутствует и множество сайтов через которые люди оформляют заявки онлайн, так же как и у нас, получают деньги на свои карты.

Payday loan  предлагают также поучаствовать в их бизнесе: они привлекают деньги у частных лиц под 16–22% годовых и выдают их потребителям под 500–700%.

 

 

 

А вот финансовая поддержка Европейского Союза ориентирована на МФО, которые финансируют займы с целью получения доходов, а не личные потребности клиентов.К концу 2008 года около 15 миллиардов долларов иностранных инвестиций было направлено в учреждения микрофинансирования, большинство из которых по-прежнему поступали от государственных организаций по развитию, таких как Всемирный банк. Но крупные суммы вкладывались из различных частных и коммерческих источников.

 

Условия микрокредитов очень разнятся среди европейских стран. Среднегодовая процентная ставка по деловому микрокредиту варьируются от 3% в Польше и Финляндии, а 28% может достичь во Франции и Сербии. Что касается личных микрокредитов, то процентная ставка на такой вид ссуды может варьироваться от 4% (в Италии и Франции), и до 41% (в Великобритании). Разница связана с различиями в законодательстве и степени государственного регулирования условий получения микрозайма.

Но общим для всех современных кредитных компаний остается высокая процентная ставка. 

 

Проценты

В дополнение к обычным эксплуатационным расходам, процентные ставки должны быть в состоянии покрыть:

  • Стоимость финансирования для МФО- в десять раз выше в развивающихся странах, поскольку иностранным спонсорам потребуется более высокая доходность для покрытия дополнительного риска кредитования микрофинансовых организаций.
  • Валютный риск- выше в развивающихся странах; валюты могут быть волатильными, неликвидными, а инфляция может быть высокой.
  • Риск дефолта заемщика- выше, поскольку заемщики редко могут предложить обеспечение или кредитную историю.
  • Административные расходы– онлайн кредитование дешевле, чем так называемы кредит на дом — home door lending. Когда кредитный менеджер приходит на дом к заемщику и оценивает его материальное и финансовое положение и там же дома заключает с ним договор с выдачей налички.

Другие статьи расходов — аренда помещений, зарплата персонала, содержание колл-центра и IT. Но каковы эти расходы, финансисты не говорят, ссылаясь на коммерческую тайну.

 Этот перечень необходимых статей расхода не означает, что все высокие процентные ставки оправданы. Наблюдается тенденция саморегулирования процентных ставок

 

Что в Украине

На просторах постсоветского СНГ рынок микрозаймов ограничивается мелким интересом быстрого оборота средств. Банкиры этой зоны считают, что их коллеги из микрофинансовых организаций снимают сливки с нового рынка, пользуясь финансовой безграмотностью самых бедных слоев населения. МФО считают что они спасают экономику, сохраняя движение денежных средств.

К этому добавляется твердая тенденция к параллельным бизнесам по связке — микроредиты-казино- ломбарды. 

Лудомания (игорная зависимость) идет под руку с микрокредитами. Часто эти структуры принадлежат одним собственникам.

Банки России и Украины фиксируют, что после заполнения электронной анкеты в онлайнкредите, к ним поступают запросы от казино по списанию тестовых сумм по карте — что бы определить платежеспособность заемщика. Непосредственно в Украине банки блокируют такие платежи, так как игорный бизнес не законен. 

 

На сегодня общая тенденция украинского рынка микрокредитования сводится к таким основным алгоритмам.

  1. Выдача первого минимального кредита под 0%.
  2. Получение контактных данных родственников и друзей — рассылка рекламных предложений по этим контактам.
  3. Выдача следующего субстандартного кредита под стандартные проценты — до 15 000 грн. Отметим сразу, что такую сумму не выдают даже работающим заемщикам. Цель кредитора маленькими шагами и меньшими суммами возвращать вложения с максимально большими процентами. Наблюдается что выдача первого кредита может составить 1000 грн. под 0%. Второго — 1300 грн под 100%. И далее — не более чем до 5 000 грн. Своим невысокие увеличения по суммам заемов микрокредитные организации объясняют печальным опытом невозврата. Но скорее — в корне таких медленных возрастаний займов банальное желание нажиться. Нередкими бывают случаи, при которых за срок кредитования в несколько месяцев размер процентов за пользование кредитом у заемщика будет не менее половины, а иногда и больше суммы  долга по телу взятого кредита.Стоит отметить, что кредитный договор, предусматривающий  условия, при  которых сумма выплаченных заемщиком процентов за пользование кредитом превышает сумму долга по телу кредита за весь срок кредитования противоречит требованиям ст.  18 Закона Украины «О защите прав потребителей», поскольку такие условия приводять к существенному  дисбалансу прав заемщика и кредитора. На этом основании соответствующие условия кредитного договора могут быть признаны недействительными в судебном порядке.
  4. При просрочке или невозврате — в действие вступает коллекторский отдел. Обычно действия этого отдела отличаются  грубостью, нецензурными оборотами речи, нарушением прав и свобод в области защиты персональных данных. В 2018 году СБУ провела обыски в офисе крупного украинского финтех-стартапа Moneyveo, предоставляющего услуги онлайн-микрокредитования, обвиняя его руководство в незаконном использовании персональных данных. Оперативные спецслужбы установили, что злоумышленники несанкционированно использовали персональные данные граждан Украины, в том числе участников АТО, и оформляли кредитные обязательства без их ведома. Большинство потерпевших Moneyveo – предприниматели, работающие на платформе государственных закупок, руководители фирм и ответственные лица, которые обязаны размещать скан-копии своих паспортов в открытом доступе. В дальнейшем для взыскания якобы наявного долга, дельцы подключали представителей коллекторских компаний. Часто звонящие действуют в нарушение норм закона «О защите прав потребителей». 
  5. Такая «стратегия» обоснована неразборчивостью самих микрокредитных компаний в области оценки рисков. Главным приоритетом остается простая схема максимального покрытия: т.е. не качества, а количества выданных кредитов. Неоднократны случаи рассылки должникам предложений о новом кредите.
  6. Судебные процедуры в основном не практикуются все по той же неопрятности оформления онлайн кредитов.  В судах бывает сложно доказать что договор вообще был заключен. Потому используются две стратегии взыскания: непосредственная — давление на должника и его близких. И опосредованная — все те же высокие проценты для постоянных платежеспособных клиентов.

 

 

Виктория Волковская, директор объединения финансовых учреждений, в своих комментариях для  Break{Fast} констатирует, что:

Микрокредитование по многим объективным причинам сегодня востребовано как никогда, при этом официальная статистика говорит: невозвратов более 50%. Отсюда и высокие процентные ставки, зачастую нелояльные условия.

Но если быть  объективным — проценты абсолютно нормальные, если заемщик вовремя возвращает кредит.

Виктория Волковская

МФО пытаются таким образом покрыть свои потери. Иинфляция, девальвация гривны, экономическое состояние в целом. Об этом не любят говорить вслух, но при зп 5-7 тыс грн, коммунальных платежах 1,5-2 тыс грн, стоимости элементарных лекарств — как человек может выжить? И, не смотря на то, что средняя зарплата по статистике несколько выше – не стоит забывать, что для расчета средней, берут не только нижнюю, но и верхнюю планку, а всем нам рассказали о зп Нефтегаза…    

 

 

Что касается нашего отечественного рынка микрокредитования и того, почему не всем и не всегда повышают сумму кредита.. Вообще продукты условно делятся на 3 вида: «до зарплаты» — средний чек 3000, «на события» (свадьбы, похороны, крупные покупки) — средний чек 50-150 тыс чгрн, «крупные» (покупка, ремонт жилья, открытие бизнеса) — средний чек 1 млн (встречаются не так часто, но в 2018 году подобных кредитов «небанки»выдали на 16 млрд грн).

 Что касается вхождения в микрокредитный бизнес на правах «вкладчика» — такой формат в Украине не практикуется .«Порог», а точнее обязательный уставной капитал – от 3 млн грн для всех: будь-то иностранный или украинский инвестор. Только это не инвестиция, это вхождение в капитал и войти можно исключительно как СОБСТВЕННИК (или один из собственников) компании.   

О прибыли от таких инвестиций: если деньги привлекаются по 18% , то они не могут выдаваться по 16%. Нигде ни один закон не устанавливает % ставку, это расчет рынка с учетом ситуации, ставки рефинанса и многих других экономических показателей. И не путать с банками, которые выдают кредиты за счет привлеченных денег, МФО – исключительно за счет собственных средств.

 

Но финансовые компании не привлекают активы других финкомпаний. Финкомпания может взять кредит в банке и использовать его в том числе для выдачи кредитов, но на практике этого нет, банки не дают финкомпаниям кредиты. Если ТЕОРЕТИЧЕСКИ банк дал кредит финкомпании, то он дал под проценты, и надо вернуть с оговоренными процентами в условленный срок.  Средства могут привлекать кредитные союзы, но там много законодательных нюансов, да и самих союзов осталось очень мало.

 

Проблема защиты персональных данных действительно существует. Когда сливаются базы данных и человек дает номер кредитной карты для зачисления денег — свой, а персональные данные – другого человека, таким образом перекладывая ответственность на человека, чьи данные купил, украл и т.д. Сами МФО ну никак не заинтересованы в подобных аферах. Они теряют деньги и долго ищут обладателя карты которому перевели деньги. Главное в этом процессе не забывать, что МФО не берут, а дают деньги! Свои деньги.

Конечно, тут есть недостатки нашей эклектронной коммерции. У нас это практически «пилотный проект» со всеми вытекающими шероховатостями, уточнениями и пр. Что касается «электронного взаимодействия», то в микрокредитных организациях действуют  так называемые договора присоединения. Их условия неизменны и заемщик вправе принимать либо не принимать их условия. И не брать кредит.

 

 

Однако существует судебная практика обжалования таких договоров с целью признания их недействительными. Эту коллизию специально для  Break{Fast} комментирует Дмитрий Касьяненко, управляющий партнер ЮК «Касьяненко и партнеры». 

Дмитрий Касьяненко

Существует активная практика по обжалованию подобных договоров в судебном порядке, в пределах которой требования заемщиков сводятся к вышеупомянутым гражданского законодательства о недействительности сделки.  

Заемщики готовы брать краткосрочные кредиты с надеждой и перспективой быстрого их погашения, однако, не всегда учитывают возможные изменения обстоятельства своей жизни но не просчитывают возможные финансовые потери. Последние же, при должном расчета суммы задолженности на период, превышающий первоначальный срок кредита, могут достигать сумм, кратных в несколько раз от самой суммы займа.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 3 ГК Украины, одной из основ гражданского законодательства, а следовательно, и заключение договора, является принцип свободы договора, разъяснены в ст. 627 ГК, согласно которой стороны свободны в заключении договора, выборе контрагента и определении условий договора с учетом требований этого Кодекса, других актов гражданского законодательства, обычаев делового оборота, требований разумности и справедливости.

При этом, императивным для участников гражданских правоотношений является правило, что в договорах при участии физического лица — потребителя учитываются требования законодательства о защите прав потребителей.

 

В соответствии с п. 22 ч. 1 ст. 1 Закона Украины «О защите прав потребителей», потребителем является физическое лицо, которое приобретает, заказывает, использует или намеревается приобрести или заказать продукцию для личных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью или выполнением обязанностей наемного работника.

Таким образом, кредитование является одной из услуг, подпадающих под действие законодательства о защите прав потребителей.

 

Согласно ч.2 ст. 12 ЗУ «О потребительском кредитовании», в договоре о потребительском кредите могут быть указаны другие условия, определенные законом и по договоренности сторон, и ч. 2 ст. 16 Положения Национального банка Украины «О кредитовании», согласно которому, в случае изменения учетной ставки условия договора могут пересматриваться и изменяться только на основании взаимного согласия кредитора и заемщика.

 

При анализе законодательства, которым, в основном, руководствуются банки и финансовые учреждения, обращает внимание Д. Касьяненко, следует учитывать признаки договора присоединения в подобных кредитных договорах, на условия которых заемщики не могут влиять.

 

В случае, если кредитный договор расценивается как договор присоединения, согласно ст. 634 ГК Украины, то условия такого договора установлены одной стороной, а другая сторона, в свою очередь, вследствие сознательного волеизъявления соответствии с принципом свободы договора (п. 3 ч. 1 ст. 3ЦК Украины) может путем присоединения заключить такой договор. Так, в таком случае вторая сторона не может предложить свои условия договора, однако ее волеизъявления выражается в ее фактическом принятии и подписании данного сделки, основаниями для признания недействительности которого могут быть исключительно условия, предусмотренные ст.ст. 203, 215 Гражданского кодекса Украины.

 

Конечно же, существует активная практика по обжалованию подобных договоров в судебном порядке, в пределах которой требования заемщиков сводятся к вышеупомянутым пунктам гражданского законодательства о недействительности сделки.

Потребителям, предостерегает управляющий партнер ЮК «Касьяненко и партнеры», следует быть особенно внимательными к формулировкам о ставках процентов годовых условия ответственности, которые чаще всего указано исключительно в расчете на день.

 

Но, несмотря на то, что по условиям договора присоединения установлен императив по определению условий одной стороной, в нем одновременно существует диспозитивная норма, согласно которой условия после присоединения второй стороны к договору могут быть изменены в порядке ч. 2 ст. 634 ГКУ (в случае лишения прав, а также если договор исключает или ограничивает ответственность другой стороны (кредитора) за нарушение обязательств либо содержит другие условия, явно обременительные для присоединившейся стороны; или доказательство присоединившимся лицом, что исходя из своих интересов, условия не были бы приняты при наличии возможности участвовать в определении условий договора).

При этом, даже с учетом определенных коллизий гражданского законодательства в части предоставления займа (в том числе на условиях кредита) и законодательства о потребительском кредитовании, потребительский кредит не относится к сфере договора присоединения в целом, и стороны могут по своему усмотрению, руководствуясь презумпцией свободы договора, определять условия довора кредитования.

 

Анализируя особенности правовой природы кредитных обязательств, Дмитрий Касьяненко отмечает, что даже с учетом «рамковости» большинства кредитных договоров с финансовыми учреждениями, стороны, руководствуясь принципом свободы договора, полностью самостоятельными в выборе принятия условий такого договора и не лишены возможности внести предложения уточнения или изменения некоторых его условий.

 

 

Данные комментарии приемлемы только для тех пользователей и клиентов, которые заинтересованы повышать свою финансовую грамотность и имеют элементарный доступ к такой информации. К ним также следует добавить нарушения положений о защите персональных данных. ОЧень часто такие нарушения можно фиксировать при телефонных разговорах с кредитными менеджерами и коллетокрскими отделами финансовых компаний. Понятно, что в странах третьего мира, где у клиентов нет интернета и возможности записывать разговоры на телефон — это невозможно. Чем и пользуются местные кредиторы, о которых рассказывает фильм Тома Хайнемана.

Но зато во всем мире практикуется именно микрокредитование бизнеса, которое у нас даже не рассматривается. На текущий момент на банковском рынке есть предложения до 200 тыс. грн., у МФО же граничная сумма может составлять не более 10 тыс. грн. 

Это неестественное противоречие, так как  процент невозвратов растет именно из-за нестабильной экономической ситуации в стране, когда кредитные деньги уходят на проедание «до зарплаты». 

Выходом можем быть пересмотр кредитными компаниями своих рисков с уменьшением высоких процентных ставок и самое главное — улучшение экономической стабильности в стране — когда заемщик станет платежеспособным настолько, что бы брать большие кредиты на развитие.

Пока что получается замкнутая парадигма — когда деньги берут для выживания, и что самое печальное — финансовые компании пользуются именно этим стимулом для быстрого оборота своих средств…

 

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.