Красная Тереза

Август 14, 2017
Автор: Марина Ткаченко

Словом – «красный», на политическом сленге и в современном политическом контексте в том числе, принято называть приверженцев левых и крайне левых убеждений или течений в политике.

Чтобы вы не решили, что это мои личные цветовые ассоциации – сообщаю, что одна из леворадикальных партий Норвегии, названа именно Rødt – «Красные».

И создана она не когда-нибудь «там», в период красных гвардейцев пролетарской революции, а в 2007 году. Молодёжной организацией новой партии стало движение «Красная молодёжь» — Rød Ungdom. Из этого филиала вырос и теперешний лидер норвежских красных — Бьёрнар Мокснес.  

 

Ещё более юными и такими же красными являются R.A.S.H. – красные скинхеды (в некоторых странах более раскрученные как Скинхеды Антифа). Движение активно в Америке, Испании, Германии, Италии, Коблумбии. Одной из основополагающих целей – есть движение против любой дискриминации. Кстати, ботинки Dr Martens, окрашенные в красный цвет, стали символом красных скинхедов Британии..

Это о востребованности цвета в политическом контексте.

Левыми традиционно называются многие направления и идеологии, целью которых являются социальное равноправие и улучшение жизненных условий для наименее социально защищенных слоёв общества, либо полная отмена классов.

Левые выступают за урезание или полную отмену частной собственности, обобществление орудий производства, упразднение эксплуатации и всеобщего равноправия – от социального до религиозного и национального.

В общих случаях, левые стремятся к установлению равных условий для всех людей, независимо от национальной, этнической, половой и прочей принадлежности.

В контексте почти тотального доминирования олигархата, такие стремления обречены всегда выглядеть новаторски.

Но именно с основных перечисленных выше критериев равенства и начиналось христианство, в формате первых коммун – где все было общим, в первую очередь — еда.

А люди в общине были равны на социальной линии. Почему и коммуны стали в последствии называться общинами. И откуда, собственно, пошло само название крайне левых движений в политике, которых называются коммунистами (общинниками) или просто «красными».

 

Александр Иванов "Насыщение хлебам", эскиз

Александр Иванов «Насыщение хлебам», эскиз

 

Кто такая Тереза.

Сентябрь 2016 ознаменовался специфическим событием для старой Европы, Индии и для определенных слов населения всего мира. 4 сентября в Ватикане состоялось обещанное, еще несколько лет, назад причисление матери Терезы Калькутской к лику святых. И дело не в отношении к этому факту: так как «святость» относительна даже для тех, кто активно использует этот термин.

Специфика данного обстоятельства в том, что многие еще знали ее при жизни, и она является «не выдуманной», чисто по временным рамкам. Это многих впечатляет. Но и без этой канонизации, уже достаточно написано и снято материалов, которые стали фундаментом для памятника этой даме еще при жизни. Интересует не сама канонизация. Так как любая популярность берет начало не только в очаровании нестандартной персоны. Иногда в основе популярности личности и создаваемыми личностью движениями, кроются скрытые и вызревшие социальные ожидания.

Крайним радикализм оценки деятельности маленькой смуглой монахини породил массу мифов. От святости при жизни, до обвинении в укрывательства от налогов и спекуляциях на страданиях неимущих. Начиная, как партнер касты индийских неприкасаемых в их неприкасаемости, уже через 5 лет Тереза вышла на уровень мощного краудфандинга среди сильных мира. Куда, на какие счета, в каких банках поступали все эти пожертвования – до сих пор не известно.

 

Breakfast предоставляет реальные факты для объективного отношения к важным события. Потому начнем сразу с критики, которую собирали о ней разные издания и авторы.

 

Компромат

 Один из самых известных критиков — индийский врач Аруп Чаттерджи (Aroup Chatterje) лично знавший Терезу.
Он сам вырос в Калькутте, и многие десятилетия он жестко критиковал деятельность Матери Терезы. В книге «Мать Тереза: окончательный вердикт» (Mother Teresa: The Final Verdict), 2003 год, он описывает, как в ее клиниках детей привязывали к кроватям, а умирающим пациентам не давали ничего, кроме аспирина, чтобы уменьшить боль — поскольку боль, по мнению Матери Терезы, была частью божественного замысла.

Чаттерджи сообщает, что Мать Тереза позволяла повторно использовать иглы для вакцинаций, и во многих ее клиниках царила крайняя антисанитария.

Однако, родившись и живя в Калькутте, являясь врачем, доктор Апур, не вел безвозмездную лечебную практику, спасая нищих – не имеющих средств на лечение. Не говоря уже о том, чтобы ходить по калькуттским закоулкам в поисках умирающих неприкасаемых и младенцев на мусорных свалках. Как врач – он был прав, как благотворитель – не проявлял безвозмездной помощи.

Кто реально интересуется – может прочесть его книги.

Далее, в отчете, опубликованном в немецком журнале Stern утверждается, что в 1991 году только 7 % пожертвований, поступивших в Миссию Милосердия, были использованы на благотворительные цели.

Сейчас постараюсь передать суть данной публикации и её общие выводы.

Во время природных катаклизмов в Индии, жертвами которых становились сотни тысяч людей, мать Тереза призывала молиться о пострадавших, однако ни разу не пожертвовала деньги для помощи. Исследователи обращают внимание на сомнительные политические связи, огромные суммы денег, проходящие через её руки и плохой уход за больными и умирающими в созданных матерью Терезой 517 миссиях в 100 странах. Прославленная монахиня придерживалась весьма жестких и догматичных взглядов, полагая, что участь больных — страдать, а также резко возражала против разводов, абортов и контрацепции. Последнее особенно часто подчёркивается критиками.

Приюты Миссии Милосердия зачастую отличались крайне удручающим состоянием, были оборудованы в плохо подходящих помещениях, в них было грязно, а больные не получали достаточного питания и обезболивающих. Это нельзя было списать на недостаток средств — Мать Тереза получала деньги в избытке со всего мира. Робин Фокс (редактор медицинского журнала Lancet в 1990—1995) еще в 1994 году отметил, что фонд имеет множество волонтеров, но практически не привлекает врачей и, по всей видимости, занимается скорее бурной имитацией здравоохранения, чем реальной помощью в современном понимании.

 

Миссия Милосердия не делала различия между излечимыми и неизлечимыми больными, так что люди, которые могли бы выжить, подвергались риску смерти от инфекции и отсутствия лечения. Сама Мать Тереза называла свои объекты «Дома для умирающих» (Houses of the Dying). В отличие от условий, созданных в приютах, сама Мать Тереза обращалась за квалифицированной медицинской помощью для себя в известные медицинские клиники в Соединенных Штатах, Европе и Индии, что вызвало обвинения в лицемерии от критиков, таких как Кристофер Хитченс.

 

Вопреки мнению «биографов» Терезы, она постоянно приглашала профессиональных врачей в свои приюты, но только тех, кто лечил бесплатно

 

Это расследование дает основательный повод считать Терезу укрывательницей. Не знаю как в других странах, но статья 396 Уголовного кодекса Украины – сокрытие преступлений, совершенных лично или связанными лицами. И от налогов в том числе. Но, никто не начал серьезного расследования на уровне правоохранителных структур Индии, даже журналисты и редакция журнала Stern. Никто не подал на нее и учрежденный Терезой орден сестре милосердия – в суд. Вскрылись бы многие важные имена и интересные факты мировой политики.

Почему бы и нет? Это было бы не менее грандиозным событием в истории Европы, чем факт канонизации нашей современницы.

 

Предшественники

Собственно – за что ее канонизировали? В целом — за самопожертвование. И среднестатистический ее поклонник скажет вам, что Тереза совершила прорыв в милосердии. В том смысле – что помогала «неприкасаемым» не от избытка средств, а по факту наличия и данности. Правда, иногда даже без возможности помочь…

На самом деле Тереза Калькутская   ничего нового в формате помощи не изобрела.

В истории уже встречались люди, которые, не имея ничего, продолжали помогать другим. Если говорить о католической среде, то первым вспоминается Франциск Ассизский. Сын зажиточного торговца тканями, Франциск до определённого времени даже лидировал в той зоне комфорта, которую преподносила ему система социальных ценностей. По описанным в его житии причинам, однажды он сознательно перешёл черту бедности из состоятельных наследников и (ничего не имея), начал помогать прокаженным, больным и животным, просил милостыню в виде камней на восстановление церквей. Из этих камней он церкви и восстанавливал. Почти по заповеди о краеугольном камне, он создавал строения из камней, отвергнутых и выброшенных строителями. Показательный образ построения новых общественных формаций из отвергнутых норм и моральных ценностей…

 

Святой Франциск Ассизский проповедует птицам Джотто ди Бондоне (1267 — 1337)

«Святой Франциск Ассизский проповедует птицам» Джотто ди Бондоне (1267 — 1337)

 

Менее знаком в сфере благотворительности Валдес из Лиона. Успешный средний предприниматель, он раздал свое имущество – создал общину нестяжателей, помогавших друг другу в нищете. Слово «нищета» — вторично. Тут в основе лежало нежелание пользоваться или служить деньгам, как меновому эквиваленту.

Петр Вальдо. Статуя 1868 г. в Мемориале Лютера в гор. Вормс, Германия

Петр Вальдо. г. Вормс, Германия

 

По мнению его общины вальденсов, эти бумажки и металлические кружочки ни к чему не годятся – кроме как к накоплению – отсюда мировое неравенство. Но у таких людей появился другой меновой эквивалент – нечто похожее на современные банки времени. Когда люди за неимением средств – помогают друг другу каждый в своей специализации.

Вальденсы  тоже ратовали за ликвидацию частной собственности. Основатель общины — Петер Вальдо не был знаком с трудами социалистов-коммунистов, но поступил почти аналогично, создав государство-коммуну в государстве-феодального устройства.

Согласно преданию, он был богатый купец в Лионе до 1160 года, когда он превратился в радикального христианина, отдал свою недвижимость жене, а остатки денег — нищим. И начал ломать социальные стандарты мировосприятия в отдельно взятом месте.

Ближе к нам по времени – американец Сэм Чайлдерс, продавший бизнес и ушедший в Африку – спасать детей в Судане. Вот он буквально повторил начало пути Вальдеса из Леона: отдал часть сбережений семье, имущество продал и пустил на помощь детей Судана.

Он, кстати в своей помощи применят еще и оружие, убивая любого, кто посягает на его общину спасенных африканских сирот. Его действия более локальны, чем некие общие политические акции красных скинхедов. И методы они используют разные, но спроси их о цели и станет ясно, что направлены они на решение проблем дискриминации. Сэм и сегодня нуждается в поддержке, хотя ему очень неплохо помогают голливудские миллионеры из франшизы «Друзья Оушена».

Сэм Чайлдерс

Сэм Чайлдерс

 

То есть – аналогичные персоналии в истории есть. Но в силу того, что между ними пролегает большая временная или территориальная дистанция – то многие из них, для своего времени и своего общества, воспринимаются, как новаторы.

Если окунуться в детали, то поступки таких людей, в самом деле, выглядят почти как альтернативный треш и эпатаж в адрес пресыщенного общества.

 

Но уникальность ситуации в том, что случаются такие люди — раз на столетие, а то и реже. И сами они часто не отдают себе отчёт, что делают нечто неординарное. Но они это делают, и потому являются величинами грандиозными априори.

 

Нефинансовые инвестиции.

Когда Тереза вышла из монастыря, где пребывание в достатке показалось ей эгоистичным, то осталась один на один с дикой Калькуттой. Первым несчастным, который попался ей, была брошенная сыном умирать прямо в грязь женщина. Перед госпиталем, ворота которого закрылись. Женщина была уже объедена крысами. В этом случае даже Тереза не смогла переносить запаха умирающей, но все равно обмыла ее и похоронила. И так все годы ее работы – кого спасая, кого провожая в мир иной.

слева - Агнесса Гонджа Бояджиу (Тереза)

слева — Агнесса Гонджа Бояджиу (Тереза) с сестрой Агатой

Так что же она ела, помогая другим — хочется спросить после такой детализации? Иногда ничего не ела. А вообще — Тереза оставила нам свои дневники, где подробно описывает свои первые шаги среди голодных, больных и умирающих. С этим можно познакомиться в открытом доступе.

Интересует другое: многие хотели бы помогать, но за неимением средств никак не могут начать это делать. Или, не начинают, пока не обеспечат свою семью. В любом случае есть, повод отложить.

Тереза (и ее предшественники) — это тот самый случай, когда нечего вложить в дело, кроме себя самого. Собрав несколько таких же голодных, какой стала сама через пару часов, мать Тереза идет просить милостыню. Почему? Потому что те, кому решила помогать она — просить не могут. Они лежат обессиленные или таким же голодом, или болезнью. Кроме того, в ситуации, когда все хотят есть – идти искать работу как-то не логично. Можно не дожить не только до зарплаты, но и до работы. Милостыню Тереза просит на рынке, у всех людей. Просит еду, медикаменты, вещи.

 

Дело, опять же, не в попрошайничестве, и не в нищете, когда могут упрекнуть в каком-то культивировании тунеядства. Ничего удивительного, так как разделенные по мироощущению люди по разному воспринимают действительность. Один скажет, что стакан на половину полон. Второй, что на половину —  пуст. Для кого-то эта вся история с Терезой – тунеядство, для других  — помощь. Это как посмотреть.

Для тех, у кого она просит – конечно, Тереза попрошайничает.  Ну а в сравнении с теми, кто окружил Терезу на улицах Калькутты – то конечно, им она помогает. В отличии от них она имела две руки, ноги, два глаза и здоровье для того, что бы хоть что-то сделать. Добавьте сюда еще такой капитал для социальной инвестиции, как  навыки.

Тереза год провела в дублинском аббатстве, изучая английский язык и основы медицины — в Сорбонне.

И определенное время работала учителем. Так что по сравнению с покалеченными и голодными умирающими – Тереза вообще миллионер, вкладывающий инвестиции в почти провальный социальный стартап.

Не стоит забывать, что этот «эксперимент» был поставлен в Индии, в кастовом обществе. Кроме экономики, это еще одна причина, почему на улицах лежали неприкасаемые…  И причина, почему она не вернулась в родную Европу —  помогать таким же нищим. Просто в цивилизованной Европе – нищие, даже если их очень много, это исключение из правил. В Индии – умирающие неприкасаемые – это правило. Такова философия индуизма, с замесом кармы.

Тереза долго ломала стереотипы и первая постоянная помощница и единомышленница появляется у Терезы только через год. Потом волна желающих присоединиться растет в геометрической прогрессии. Т.е. помощь неимущим становится как бы вроде популярной. Ведь людей к ней идет все больше…

Это одна из главных причин, вызвавшая внимание к Терезе – которая «тратила время на всякую ерунду». Так как не может «всякая ерунда» быть успешной, по мнению серьезных людей, занимающихся самореализацией.

 

 

Столкновение двух идеологий  вызвало разрыв шаблона у социума, привыкшего жить по заданным правилам. К примеру, нельзя прикасаться к неприкасаемым, если они неприкасаемые. А тем более больны и заразны, да и вообще – умирают.

Дело в том, что на подсознании бедные, а тем более нищие думают, что они не могут ничем друг другу помочь – ничего не имея. Тереза активно показала, что можно. Правда, одному приходится трудиться за пятерых и быть бесконечно харизматичным лидером. Потому к Терезе начинают активно приходить девушки из бедных семей, что бы помочь ей.

Почему приходят девушки – это отдельная тема. Коротко остановимся.

 

Даури и «пропавшие женщины Азии».

В силу сложившейся народной традиции, к девочкам в Индии мягко говоря – негативное отношение. Теперь, при методе дородового обследования и определения будущего пола ребенка, многие индийские родители избавляются от плода женского рода. Виной всему не какие-то особые кастовые традиции, а банальный социальный институт даури. Так называется приданое невесты, которое оговаривается намного лет ранее, чем девочка вообще  сможет вступить в брак. И даже до официальной помолвки.

В список этого даури входят граммы/килограммы серебра и золота, машины/мотоциклы/велосипеды, коровы/козы/бараны, посуда и др. домашняя утварь, подарки многочисленным родственникам жениха и невесты, дорогим гостям и т.д., — все это со стороны семьи невесты. И конкретная сумма денег (очень крупная), передаваемая родителями невесты семье жениха. Соответственно, если что-то из этого списка не материализуется в назначенное время, свадьба может отмениться уже во время собственно ее проведения.

В последние годы зафиксированы и всячески разрекламированы СМИ случаи, когда девушка отправлялась в полицию прямиком с расстроившейся по этому поводу свадьбы, чтобы возбудить уголовное дело по факту требования даури, против семьи бывшего жениха).

В связи с этим, существует закон, по которому в случае смерти женщины, приключившейся в течение семи лет после свадьбы, полиция обязана расследовать причины на предмет требований не полностью еще выплаченного даури, или доведения до суицида, или прямого ее убийства. При этом учитывается и пол рожденных ею детей. Потому что женщина, не способная произвести на свет мальчика – позор семьи. И это может быть (и является) дополнительным поводом избавится от женщины, приносящей убыток семье в  виде девочек. Которым надо будет собирать приданое.

Кому в небогатых семьях хочется вкалывать всю жизнь, чтобы заработать на свадьбу дочери? А если их несколько? А если при этом нет сыновей, которые компенсируют потраченное собственной свадьбой? Контрацепция в бедных семьях не распространена, поэтому женщины продолжают рожать до тех пор, пока не появится наследник. А лучше два. И вообще, чем больше, тем лучше. Девочка же с самого рождения считается принадлежащей семье будущего мужа и причиной неимоверных расходов, и обращаются с ней соответственно.

Наиболее распространенным способом уничтожения неугодной (не принесшей в семью мужа богатого и полного, оговоренного ранее приданного) жены является сожжение ее заживо. Женщина обливается керосином и поджигается, а в полицию сообщают, что край ее одежды вспыхнул, попав в пламя керосинки во время приготовления пищи. Такие случаи бывают часто. Если женщина при этом умирает не сразу и в состоянии что-то сказать, полиция обязана завести уголовное дело по факту ее последних слов (т.н. dying declaration). С другой стороны, если у такой женщины при этом остаются дети (а если это мальчики, то они, скорее всего, будут жить дальше в семье мужа), она может и не рассказать, что ее сожгли. Опять же ради того, что бы защитить детей. И с третьей стороны, в настоящее время существует социальное движение, приверженцы которого требуют отменить пункт о dying declaration – последнем слове умирающей, на том основании, что умирающая может специально оговорить семью своего мужа.

Но до этого обычно не доходит. Обычно новорожденных девочек убивают. Убивают новорожденных девочек по-разному в разных штатах. На севере им ломают спинки или засовывают в глотку свернутые табачные листья. На юге – засовывают зерна определенных злаков или топят в ведрах с водой. Люди изобретательны. Младенцев закапывают живыми в землю, душат, травят, просто перестают кормить. Заворачивают в мокрые полотенца и кладут на сквозняк. А то и просто выбрасывают. И происходит это не только в сельской местности, но и в городах, и даже в мегаполисах. Количество женских суицидов на этой почве тоже неимоверно. Все эти факты называются одним общим для Индии явлением – женский инфантицид. Такое явление наблюдается также в Китае и Пакистане, и вообще – это не новость для человечества. Феномен получил название «пропавшие женщины Азии».

Что до Индии, то на сегодня там существуют некоторые социальные программы. В отдельных штатах матерям, родившим девочек, платят определенную сумму и на имя девочки открывают счет в банке, куда кладутся деньги, снять которые сможет только эта девочка по достижении определенного возраста.

Образование в государственных школах сделано бесплатным для девочек вплоть до десятого класса. Помимо законов, запрещающих дородовое опеределение пола младенца, недавно принят специальный указ о мерах по предотвращению женского инфантицид.

 Однако, в то время когда Тереза столкнулась с реалиями толерантной Индии, ей приходилось просто в куче мусора искать не только объедки для своих подопечных, но и выброшенных девочек. Отсюда обошедшая весь мир фотка Терезы с младенцем на руках.
Собственно, Тереза не только свозила и сносила неприкасаемых в свой дом для умирающих; она создала специальный приют для спасенных выброшенных девочек. За который, кстати, ей приписывают трату денег обокраденных вкладчиков одной серьезной международной финансовой аферы.

Это имело место – благотворитель действительно подарил часть награбленных таким образом денег Терезе, на ее женский приют. И когда Терезе присудили вернуть деньги пострадавшим вкладчикам, она наотрез отказалась это делать.

 

Если судить по факту спасения выброшенных человечеством детей, то вполне социально. Если у кого-то есть деньги для прибыльных вложений – то потратить их на спасение жизни – чудесная компенсация мировому классовому неравноправию. Тереза решила, что богатые вкладчики должны поделиться с бедными и денег не отдала. Подумаешь – у них отобрали деньги! Но отдали-то их тем, кого буквально лишили жизни!
С одной стороны — следует признать, от чего спасала Тереза девочек Индии… С другой стороны — надо отдавать отчёт и в том, что отказ вернуть деньги обманутых вкладчиков является если и не нарушением местных законов и соучастием в грабеже, то нарушением заповеди «не укради». Выбор, который сделала Тереза, не оставляет сомнений в её искреннем выборе в пользу почти революционного радикализма: забрать и поделить.

 

Международная черта бедности

Правдивая критика Терезы, как культивирующую бедность тоже имеет свое объяснение, если разобраться.

Упоминаемый критик Терезы — Кристофер Хитченс, в документальном фильме «Ангел ада» (Hell’s Angel) называл ее фанатичкой, которая не боролась с бедностью, а считала ее посланным богом жизненным путем. «Мать Тереза не была другом бедных. Она была другом бедности». Как ни странно – он прав.

Терез обосновано экономила.

Когда у нее появились первые помощники — она увеличивает нагрузку, принимая еще нуждающихся. Не расслабляется, поделив на пятерых обязанности. А увеличивает объем работы на каждого нового человека.

Когда появляются постоянные поставщики продуктов – можно больше сэкономить, накормив больше. Не кушать досыта, разделяя продукты только на тех, кто есть. А столько же (не много) – но для большего количества.

 

 

Кстати, современные радикальные экологи считают, что избежать тотальной катастрофы, неизбежно ждущей «общество растущего потребления», можно только при помощи антирыночной революции и экономии.

Сама Тереза говорила: «Я знакома с одной женщиной. Она очень богата, но никогда не выбрасывает крошечные обмылки. Когда их собирается достаточно много, она… сама варит из них мыло. Вы скажете, что она сошла с ума от скупости. Я отвечу вам: скупые не перечисляют огромные суммы денег на нужды ордена сестер милосердия. Я думаю, она делает это из чувства солидарности с бедными. Давайте уважать бедность».

 

плакат голливудской акции "жизнь за чертой"

плакат голливудской акции «Жизнь за чертой»

 

Не зря, оказывается, говорила – так как сегодня есть голливудская акция Live Below The Line (Жизнь за чертой), за экономию «Международная черта бедности». Ее постоянный участник – филантроп и актер Бен Аффлек проживает неделю на 1,5 доллара в день. Именно такую сумму составляет ежедневный бюджет 1,5 миллиардов человек в мире. Конечно, акция собирает средства на помощь, да и Аффлек только этим не ограничивается в своей филантропии, но речь тут не о нем, а о принципе.

 

 

Кстати, запустил этот проект в 2011 году Хью Джекман. «Мы не застрахованы от этих линий, за которыми есть как успех, так и нищета. Мы все рискуем. Однако можем ради поддержки всех людей на планете, опускаться жить за гранью, чтобы другие могли её пресечь и оказаться среди нас» — призвал «Россомаха».

В его проекте принимают участие все большее количество персон Голливуда, собирая (вернее, экономя) таким образом деньги на жизнь нуждающимся. Ежегодно участвуют до 20 тысяч человек и собирают от 3 до 5 млн. долларов.

По ходу оговорюсь, что экономия предполагает наличие того, из чего можно экономить. Но это к слову о высказываниях неких министров о том, кто в  какой стране и с какими доходами, сколько ест….

Так вот о Терезе.

Глядя на эту экономию Терезы, у которой хватает всего на всех, нищие Калькутты осознают, что они могут друг другу помочь, в зависимости от своего физического состояния. Потому бедные – идут к Терезе, чтобы не стать нищими. Потому движение расширяется. И конечно,  именно потому все работают бесплатно.

Это не волонтерство, которое, из без того – все понимают по-разному. Волонтерство появится в этой структуре позже, и в Европейских странах, когда там откроются приюты Терезы. Скорее – это будет восприниматься как «сафари» для среднего класса. Именно этот средний класс, волонтеря у Терезы, будет возмущен условиями содержания больных и вообще ее скупым поведением по отношению к людям.

 

Это тоже правда, которая имела место. Что и дало повод снять документальный фильм радикальному атеисту Кристоферу Хитченсу. Это талантливый, в своем роде, журналист, получивший не одну премию в области своей деятельности. Собственно, он обвиняет даже не мать Терезу. Все, что сказано о ней в его фильме 1994 года «Ангел из ада» совершенно не противоречит жизненным ориентирам любого монаха аскета. Скорее противоречит взглядам Хитченса на жизнь. Похоже, что Тереза использована как материал, чтобы еще раз покритиковать персон в политике, которых Хитченс в тот период критиковал. Потом его взгляды менялись.

И почти все, что он приводит в своем фильме — правда. Какой материал о Терезе ни возьмите, даже ее личные высказывания,  с которыми можно ознакомиться на данном сайте http://motherteresa.ru/ Можно только не согласиться с классификацией «плохих» или «хороших» условий для людей. В фильме не обозначены критерии – как определять: что хорошо, а что плохо. Сказано, что «хорошо» — всех больных развести по больницам, но никто этого не сделал и сам Кристофер Хитченс.

И поскольку по платным больницам никто этих больных не развез, Тереза разбиралась с реальностью самостоятельно. Так как считала нужным и в соответствии с возможностями. Откуда такая критика взялась вообще?

 

принцесса Диана в хосписе Терезы

принцесса Диана в хосписе Терезы

Средний класс против

На ментальном уровне, не будучи нищими, средний класс Америки и Европы не мог понять принципа экономии всегда и во всем. В основе — другая психология. Не будем брать религиозную составляющую во внимание. Хотя в основу проекта Терезы была положена идея все той же христианской коммуны. А идея любой коммуны – это автоматически основа антиглобализма. Средний класс не может понять и принять систему коммуны, — это собственник. И этот средний класс будет критиковать Терезу за что угодно. Но сам не сделает такого никогда. Потому что такому делу надо посвятить себя полностью, отказавшись от своей личной самореализации. За подопечного в больнице надо отвечать и платить, а средний класс ходит на работу к капиталу и зарабатывает деньги на свои потребности.

Средний класс занят, как и их работодатели, им — некогда всем этим заниматься…

Кстати, множество религиозных течений в мире, и монастырей в Европе превращались периодически в государственные структуры местного уровня среднего класса. Они занимались производством и продажей продуктов, получая прибыль по принципу капиталистической добавочной стоимости. Другое дело, что эти производственные монастыри даже открывали богадельни. Да, ихх представители могли иногда с высоты своего экономического положение снизойти до помощи, сугубо «по случаю». Но они не могли воспринять форму помощи Франциска Ассизского, Валдеса из Лиона, Терезы и того же Сэма Чайлдерса – как норму.

Именно потому, таким людям, вопреки общественному мнению, приходится организовывать свои внешние формации «нищих о Господе», сделав шаг из достатка навстречу подопечным, боясь обидеть их своим богатством. Они просто вынуждены выходить за пределы своих общин, коммун, религиозных конгрегаций и монастырей – так как они провозглашают крайне радикальные принципы. Радикальные даже для своих материнских идеологий.

Но не надо забывать – это довольно жесткие условия существования. Тереза на первых порах рылась в объедках для пропитания себя и своих людей. Точно так же Тереза рылась в мусорных баках в поисках выброшенных младенцев. При этом, совершенно не зная – будут ли у нее средства на спасение или они погибнут вместе от голода и холода.

С другой стороны, Тереза не призывала людей к социальному бунту, а шла путем, как она называла «подвигов малого дела».

Средний класс тоже не одобрял такой подход. Это воспринималось как слабость. Намного проще сделать революцию с жертвами в стиле боевика, чем кропотливо и незаметно трудиться. Решая проблему шаг за шагом. День за днем, год за годом. Как известно – средний класс любит делать революции или хотя бы спонсировать их.

Но в этой незаметной революции, сёстры матери Терезы уже тогда опередили своим поведением возникший в 90-х альтермондиализм. Сегодня представители этих движений (от марксистов и преследуемых религий – до защитников животных и изоляционистов), называются антиглобалистами. Они выступают против разрыва между потреблением стран «золотого миллиарда» и нищетой «третьего мира».

выступления антиглобалистов

Между этими двумя понятийными блоками как раз находится уравновешивающая структура коммуны, где все помогают друг другу на равных.

Основа этих коммун может быть (бывает) любая – даже криминальная, со своим предводителем. В фольклорной традиции многих народов мира есть именно такие люди. Их общий прародитель — Робин Гуд, грабивший богатых.

И, как ни странно, но многие из таких современных лидеров, каждый в своей общине или политическом движении – все чаще агитируют за бесплатное отоваривание в магазинах и супермаркетах.

Терезу и сестёр конгрегации сопровождает полиция, которая должна была выдворять её из супермаркетов

Терезу и сестёр конгрегации «Миссионерки любви» — сопровождает полиция, которая (как институт) должна была выдворять из супермаркетов где они брали продукты бесплатно

 

Тереза тоже практиковала забор продуктов из магазинов. На кассе она упорно доказывала, что все это – для Господа. Всегда находился кто-то, кто платил. Скорее всего, платили чтобы по-скорее прекратить скандал на кассе, но Тереза не могла сама себе гарантировать, что когда-либо её, вместе с помощницами, не вышвырнут из магазина. Учитывая этот риск — есть подозрение, что её интересовали не только дармовые продукты, а скорее — пропаганда иных социальных норм и желание быть услышанной. Такая себе маленькая демонстрация антиглобализма. Ещё задолго до того, как она стала всемирно известной, Тереза рушила не только социальные нормы, но и принципы товарооборота. Так как требовала такого отношения к нищим не только в конкретном случае, а вообще — на всей планете. То есть — устранение одной из форм дискриминации — искусственного голода.

Если кто-то хотел бы представить данную практику как христианскую, то обязательно надо вспоминать — Христос и апостолы магазины и базары не грабили. Они практиковали пост, строгий пост и проповедь смирения перед испытаниями. И это дало свои плоды буквально на физическом уровне. Гонения на первых христиан не давали результаты, когда их морили голодом. Практика отказа от еды выдрессировала их тело, как прививка ядами делал неотравляемыми римских патрициев.

Но конкретно Тереза получала и другие пожертвования на еду и не только. Значит, дело всё-таки было не в еде, а в идеологической пропаганде.

И в этом смысле Тереза поступала так, как и лево-радикалы во всём развитом мире. Только они, в своей массе, ходят на демонстрации и требуют того, что она — делала и сразу получала. 

Конечно, все понимали, что все собранное с прилавков это – для ее нищих, но, тем не менее – называли такие акции Терезы — «грабежи».

Это и были стандартные грабежи – только без выстрелов и шума. Как, например у организации «Черный блок», возникшей (как пацифистский) в Германии, в ответ на разгромы со стороны полиции. Сегодня они выступают против капитализма в принципе, против государства, против дискриминации и насилия, и против войн. За общественные средства производства, землю в свободном доступе и бесплатное жилье. За коммунизм или социализм, короче… Объективно, такими ориентирами пользуются все левые: социал-демократы, либертарианцы, социалисты всех мастей, коммунисты, анархисты и социальные либералы…

Чёрный блок и его символика

Правда, если быть объективными, многие лидеры этих движений могут выступать, так сказать, по найму. Что не удивительно среди мимикриующих под левую идеологию политиков.

А те, кого нельзя подкупить, действуют более результативно: громят магазины высшего класса и полученное таким образом, пускают на пользу нуждающимся или членов своих организаций.

За что, например была расформирована лево-радикальная организация «Чёрная пантера». Однако, не прошло и пару десятков лет, как уже  «Новая Чёрная пантера» продолжает уклоняются от «официальной» культурной политики антиглобалистов и целенаправленно действуют максимально агрессивными методами. Сегодня они заявляют, что в состоянии вооружить темнокожее население США и наверное, зайти попросить еду в магазин для них не составит труда…

 

Осталось только помочь оружием Сэму Чайлдерсу в Африке и римейк нового художественного фильма о мистической Чёрной пантере в африканском раю — обеспечен… Не зря конкретно американский кинематограф пытается нивелировать протестные настроения (в данном случае) возрождаемого темнокожего движения, через кинематографическую сказку о Эльдорадо в Африке… Смещая таким образом приоритеты подрастающего поколения из реальных сопротивлений — в виртуальные.

Может это конечно, не в контексте конкретно Терезы, но между прочим, и образ Морфеуса из «Матрицы» был списан сценаристами из лидеров Black Panther. Он и пропагандирует в фильме леворадикальные идеи, которые сводятся к одному: проснуться и «добро пожаловать в реальный мир» — бороться против Матрицы, как системы.

Против своей внутренней религиозной системы шла Тереза, когда уходила из своего монастыря как из зоны комфорта. Ей просто не разрешали помогать неприкасаемым под крышей монастыря… Под лозунгом «против системы» выступает любой популист и весь альтернативный политический формат левых идеологий…Во всяком случае – они так декларируют, когда «бомбят» магазины питания или выступают с предвыборных трибун . Уже более года каждодневные погромы магазинов в Венесуеле совершаются под девизом — «накормить голодных».

И можно было бы сказать, что погромщики Венесуэлы действуют «почти как Тереза», если бы они только ещё упоминали Бога во время погромов. Или Тереза, например, применяла силу, пересекая кассу, не дождавшись, пока кто-то милосердный расплатиться за собранную её сёстрами еду…

Есть ли разница между грабителями, если одна «банда» действует агрессивно, а другая — практикует уговоры? Стремятся они к одному результату… в данном случае — накормить голодных.

Между прочим, мэр испанского города Мерилэнд — Хуан Санчес Годрилло регулярно попадает в тюрьму за свои пропагандистские потрошения супермаркетов. Терезу в тюрьму не сажали…

Однако, каждый по своему, эти люди и движения добились того, чего не добилась христианская идеология с принципом — «не укради». Судите сами – теперь Суд Италии разрешил голодным брать продукты в магазинах, во Франции приняли закон, обязывающий рестораны и супермаркеты отдавать еду нищим, а саму Терезу теперь провозгласили святой.

Я не пытаюсь обобщить атеистические и религиозные принципы или усреднить высокие революционные или подвижнические порывы с насущными материальными потребностями. Я рассматриваю стандартные социальные методы решения социальных проблем. А они всегда одинаковы — отдать\отнять и поделить.

«Пойди, продай всё, что имеешь, и отдай нищим»  (Евангелие от Матфея 19:21 – Мф 19:21) 

Можно было бы сказать, что голод и другие насущные потребности выживания всех уравнивают… И между заповедью «не укради» и «отдай всё своё имение нуждающимся», рано или поздно происходит «разрыв шаблона», когда надо делать почти моментальный выбор. 

Да и вообще, какими бы, на первый взгляд не были разнообразными, и даже полярными различные партии левого толка, народнические течения, религиозные идеологии и даже конфессии — существует некая одна на всех — общая точка сборки, где все они, в проявлении своего максимализма и радикализма становятся почти неразличимы в требованиях или в заповедях. Образно говоря, они все становятся одного цвета… 

«Мазаны одним миром » я сказать не могу, так как религиозная составляющая присутствует не у всех этих левых течений…. 

Не знаю, как реагировали духовники Терезы на её яркие поступки, но со временем она видимо не зря подчёркивала в своих пояснениях: «Мы монахини, мы только монахини».

Внутренняя жизнь созданных ею общин, кстати, остается до сих пор неизвестной внешнему социуму. Как и самоорганизация многих движений антиглобалистов. На что они живут, откуда у них средства, как построен их день – никто ничего не знает…

«Совпадение? Не думаю…»

Даже сейчас не ясно — как и на что существуют все созданные Терезой общины сестёр-миссионерок во всем мире.

Может, это все проценты от капиталов, когда-то подаренных Терезе великими мира сего? Все может быть, учитывая её экономию и дальновидность. Остается догадываться и для чистоты совести назвать систему ее «Миссионеров любви» классической автаркией – системой замкнутого воспроизводства с минимальной зависимостью от обмена с внешней средой, ориентированной внутрь себя, на абсолютный суверенитет.

Именно автаркия — наиболее яркая экономическая форма проявления тихого социального протеста всех альтернативных общин. От коммун первых катакомбных христиан с их общей Агапой, до современных коммун Хуана Санчеса Мануэля Гордилло.

Не об этой ли форме экономического существования говорят современные христианские общинники, уходящие строить свои «родовые имения» по-дальше от цивилизации? И не об это ли и Откровения Иоанна Богослова, когда он говорит о будущих преследованиях последних христиан и некой новой возможности скрыться от тотальной слежки и контроля некоторым из них…

Могу предположить, что поступающие Терезе средства, вполне можно дальновидно направлять на будущие катакомбные коммуны…

художник Джен НортонЭто если не учитывать, опять же, вероятного внешнего взаимодействия с банками, в которых – возможно – оборачиваются те самые сказочные миллиарды Терезы. На проценты с которых  существуют многочисленные общины в разных странах…

Но даже при этой предполагаемой финансовой составляющей, внутри системы Терезы — все работают бесплатно. Не за деньги.

Можно сказать, что руководствуясь этими принципами, Тереза прожила жизнь в отдельно взятом христианском коммунизме – где все даром: и ее помощь людям, и помощь людей – ей.

Это все, что можно объективно сказать о той форме помощи, которая была воплощена Терезой и ее предшественниками с последователями. А то, какой религиозный или философский смысл вкладывала Тереза в своё делание – её личное видение.

 

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.