Почему никогда не примут «конституцию Филиппа Орлика»

Июнь 28, 2019
Автор: BreakFast

 

Это самый лаконичный документ из всех Конституций, затрагивающий саму суть подотчетности власти и называющий вещи своими именами.

Полноценно его нельзя назвать Конституцией, так как этот документ регулирует права и вольности войска Запорожского. Но писался из расчета будущей предполагаемой победы  шведского короля Карла XII над российским войском в северной войне. После поражения Швеции и по итогам Ништадского мирного договора утратилась всякая надежда на вступление документа в силу. Но не только военный результат большого противостояния 18 века между Европой и Россией стал причиной забвения.

Составленный украинским гетьманом Филиппом Орликом документ носил только отдаленные признаки конституции. На самом деле это был акт о подлинном парламентаризме, который никогда не будет поддержан монархическими или олигархическими режимами.

 

Филипп Орлик

 

Некоторые историки отмечают важность этого документа как первого акта узаконенной независимости Украины от Российской империи того периода. Но в нём на равных отмечены два положения – как независимость от России, так и независимость от Речи Посполитой (извечного лоббиста интересов Европы на украинских территориях).

Акцент на такой независимости — это редкий принцип центризма действительно независимого государства. Независимого от своей позиции младшего брата ищущего патернализма более сильного соседа. Это вряд ли будет поддержано компрадорскими элитами, которые регулярно приходят к власти в Украине…

Вторым моментом, неприемлемым провластными элитами, выступает объект и субъект Конституции. А это, в первую очередь, активная часть народа, которая берет на себя ответственность за страну ценой своей жизни – военные старшины. То есть те, кто владеет и свободно обращается с оружием.  

Нельзя сказать, что это Конституиця для военных, так как старшины имели и без того ряд привилегий. В данном случае именно им передавался контроль за властью гетьмана или монарха. Они выступали в качестве наблюдательного совета над теми, кто управляет страной. Т.е. – выступали ещё большей властью, чем сам гетьман.

 

Генеральные старшины, гражданские полковники от городов, генеральные советники (делегаты от полков из людей рассудительных и заслуженных), полковые старшины, сотники и представители от Запорожской Сечи – вся вертикаль и горизонталь войска участвовала в формировании внутренней и внешней политики страны.  Они составляли Генеральный совет.

Гетьман по этой первой конституции был поставлен в достаточно сложное положение. Он избирался пожизненно, но был под постоянным контролем военных. А это изначально исключало возможность быть временщиком: награбить и удрать.

 

А гетьман, хоть и имел высшую исполнительную власть, его властные полномочия были значительно ограничены статьями 6, 7 и 8. Согласно этим положениям гетман не имел права распоряжаться государственным сокровищем и землями, проводить собственную кадровую политику, вести самостоятельную внешнюю политику. Ему также было запрещено создавать некую собственную администрацию, он не мог применять наказание к виновным. Для удовлетворения материальных потребностей гетману выделялись определенные ранговые имения с четко определенными доходами, однако только на время его пребывания в должности.

Генеральная старшина также назначал государственного казначея, совершенно дистанцируя гетьмана от государственной казны. Таким образом нивелировалась возможность воровать госресурсы.

 

Копия Великой хартии вольностей

 

Отлучить гетьмана от должности могли только вышеперчисленые ранги военных, входящих в Генеральный совет. Этот орган не просиживал за зарплаты целые пять лет, как все современные парламенты, а собирались три раза в год — в январе (на Рождество Христово), апреле (на Пасху) и октябре (на Покрову). Они рассматривали вопросы о безопасности государства, общем благе, других общественных делах, заслушивали и давали оценку гетьману (отчет правительства), решали вопрос о недоверии ему (импичмент), избирали новых членов Генеральной старшины.

Кроме  того – обозначалось ограничение в ближайшем окружении гетьмана (в  администрации президента).

«Доповідати Ясновельможному гетьману про всі державні, військові справи повинні генеральні особи, які відповідно до служби постійно перебувають при гетьманові, а не слуги хатні, які жодними військовими справами не повинні цікавитися і не втручатися в державні інтереси».

Притом, что президенты обычно пытаются контролировать не только личное окружение, но и всю вертикаль власти, принять такую Конституцию Орлика в коррумпированном государстве – нереально.

 

Далее в этом документе была впервые прописана крымско-хазарская гипотеза:

«Оскільки народ, колись званий хозарським, а потім — козацьким, починає і веде свій родовід від войовничих і непереможних гетів, а, крім того, закони близького сусідства нерозривно в’яжуть і тісно поєднують долю козацького народу з Кримською державою, то Військо Запорозьке неодноразово вступало з нею у збройну спілку і приймало її союзницьку підмогу для оборони своєї Вітчизни і своїх вольностей.

Тому, наскільки у майбутньому буде можливим, ясновельможний гетьман повинен домогтися у найяснішого хана через послів відновлення колишніх побратимських стосунків із Кримською державою, оружної підтримки від неї і підтвердження вічної приязні, з огляду на які сусідні держави у майбутньому не зазіхали б на Україну і не наважувались би чинити їй будь-якого насильства»

 

Таким образом, поддержание дружественных отношений с Крымским полуостровом закладывалось как законодательное, чтобы не только не допустить оккупации, но и главное – даже намека агрессию не только с внешней, но и с внутренней стороны самой Украины, в виде политических провокаций в угоду политическим интригам.  

 

9 апреля 2010 в Бендерах был открыт памятник Конституции, установленный в честь ее 300-летия. Памятный знак сооружен в виде книги, на которой высечена информация об истории написания Конституции и ее полное название на украинском и латинском языках

В вопросе веры было четкое обозначение чистоты православия, как от Москвы, так и от католицизма. Признавалось первенство Константинополя, но в более жестких национальных нормах:

«… щоб жодне інше іновір’я у Вітчизні нашій не було впроваджено. Якщо таке таємно або явно з’явиться, тоді владою своєю мусить його викорінювати, а проповідництво й поширення його не допускати.

Проживати іновірцям в Україні, а особливо зловір’ю юдейському, не дозволяти, а докладати всіх зусиль, щоб одна віра православна східного сповідання, під послушенством святішого Апостольського трону Константинопольського, навіки стверджена булла…»

Такой принцип не приемлем в демократических многонациональных государствах.

Тем более, если руководящие должности в нём занимают  как раз представители указанных иноверных и национальных меньшинств. Сегодня международные  финансовые организации и фонды редко допускают абсолютное национальное большинство в управлении зависимой от денежных дотаций, стране…

 

 

Так же в документе четко обозначалось пресечение непомерных налогов, трудовых повинностей и другой эксплуатации бедных людей, что заставляло их покидать Родину и уезжать на заработки в другие страны:

Гетьман повинен пильнувати, щоб людям військовим і посполитим не чинилися збиткові тягарі, податки, пригнічення та здирства, через які вони залишають своє житло і йдуть йдуть шукати прихистку у закордонні держави. Для цього треба, щоб панове полковники, сотники, отамани з усіма військовими та посполитими урядниками не наважувалися виконувати панщин та відробітки на своїх приватних господарствах силами козаків та посполитих, особливо тих, які ані до урядів їх, ані їм безпосередньо не належать: не примушувати до косіння сіна, збирання з полів урожаю та гатіння гребель, не віднімати та силою не змушувати продавати землю, не відбирати за будь-яку провину рухоме та нерухоме майно, не змушувати ремісників безоплатно виконувати свої домашні справи і козаків до розсилки приватної не залучати.

Безусловно, налоговое бремя и общественные повинности сегодня выражаются не в панщине, а в тарифном росте и в девальвации гривны, в том числе. Людям, так или иначе, приходится отрабатывать повинности, что бы платить все эти налоги. Рост стоимости жизни вынуждает граждан больше работать и меньше тратить, что также является завуалированной панщиной.

В целом, все тезисы документа Орлика представляют полноценный антимонопольный пакт основных правил управления Украиной.

Именно потому стремящиеся к монополии — как политические группы, так и олигархические группировки  в подконтрольных им СМИ никогда не будут вспоминать о таком документе как «Конституция Филиппа Орлика», которая справедливо прозывается ещё и украинским аналогом хартии вольностей …

 

Киев, Аллея Лип, памятник Филиппу Орлику

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.