Что ждёт Украину в современных реалиях мировых энергетических рынков

Ноябрь 13, 2018
Автор: BreakFast

 

В связи  с очередным подорожанием цен на газ, одним из классических возмущений медийного пространства стала трактовка рыночных цен.

Наиболее тиражируемый  вопрос – «Какие могут быть у нас рыночные цены, когда у нас в Украине нет рынка?»

Действительно, в Украине нет рынка. У нас монополия. Но зато рынок есть в ЕС, ассоциацию с которым Украина подписала. Именно эти рыночные цены и имеются в виду, когда специалисты и политики рассуждают о паритетных ценах, но ничего по поводу международного энергетического рынка не поясняют.

Давайте разбираться. В данном случае, повышение цен до паритетных – это достижение равенства с европейскими поставщиками газа и энергии конкретно по ценовым параметрам. На самом деле параметров для паритета намного больше – от общих технических регламентов до эффективной организации и либерализации. Но наши власти имеют в виду именно эквивалентность украинских платежей тем платежам, что приняты на европейских единых энергетических рынках.

 

Главные реалии и принципы единых энергорынков

Что это за единые энергетические рынки? В их основе – устранение государственных  национальных монополий и свободное перемещение энергии между странами, входящими в конкретный экономический союз. В нашем случае – это ЕС.

В основе единых рынков ЕС лежит качество услуг и конкуренция ради завоевания потребителя. Монополии наоборот — не заинтересованы в потребителях, которые полностью от них зависят и потому качество – отсутствует.

Кроме того, монополии нарушали базовый принцип ЕС и не допускали других операторов на свои рынки.

 

 

В начале 90-х ЕС решил начать борьбу с энерго-монополиями, и первый этап был довольно лояльным: ещё оставалось государственное регулирование, но допускались и другие поставщики на внутренние рынки. Благодаря конкуренции цены упали и начало повышаться качество услуг.

Потом перешли к более радикальным мерам: вступили в силу требования разделить вертикально интегрированные монопольные структуры по функциям производства, сбыта и передаче энергии.

Конечно, это нивелирует внутренние прибыли более богатых стран из-за интервенции конкурентов на их внутренние рынки. Поэтому на сегодня в ЕС все ещё продолжается горячая дискуссия по вопросу «экономического  патриотизма» в более энергетически и ресурсно самодостаточных государствах (Франция, Германия). Они утверждают, что инфраструктура страны не может регулироваться никакими общеевропейскими стандартами.

Тем не менее, в ЕС уже активно внедряется тема создания централизованного  контролирующего органа, регулятора во всех странах ЕС, с целью равного доступа производителей и продавцов к общим сетям по передаче энергии. 

Этот формат также обязателен и для всех стран, которые хотят вступить в ЕС. Для этого им нужно не только начать устранять национальные монополии, но и вывести свои внутренние цены на уровень паритетности с ценами на единых энергетических рынках ЕС. Это касается и Украины в том числе. Только так европейским энергетическим компаниям будет рентабельно заходить в Украину, и предоставлять свои услуги.

А политики, которые ориентируют электорат на ЕС и одновременно сражаются за понижение цены на газ – сознательно проповедуют несовместимые вещи. Даже если украинцами будет потребляться газ собственной добычи, но в формате единого европейского рынка, цены все равно уравняются в сторону повышения до европейских – паритетных.

 

Йоста Люнгман

 

Потому постоянный представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман заявил, что для нового транша нашей стране надо урегулировать ситуацию с Антикоррупционным судом и привести цены на газ – к рыночным. Именно этот единый энергетический рынок имеется в виду, а не наш внутренний украинский.

 

Выгоды Рынков

Чем должен быть привлекателен такой рынок? Как показывает европейская практика в итоге, хотя и далеко не сразу, потребитель начинает играть ведущую роль в выборе оператора. Всего в ЕС за потребителя соревнуются около 14-ти энергетических и газовых компаний. Среди них такие величины как:

Германские RWE и E.ON SE — добыча бурого угля, выработка и продажа электроэнергии на тепловых, атомных и ВИЭ-электростанциях, торговля и снабжение потребителей природным газом, присутствие в более чем 30 странах и обслуживающие более 33 миллионов клиентов.

 

 

Например, знаете ли вы что —  15 апреля 2014 года немецкий энергетический концерн RWE начал поставку газа в Украину через территорию Польши. Непосредственно поставку газа осуществляла дочерняя компания RWE Supply&Trading. Не долго думая, уже в декабре 2014-го… Россия купила дочку  RWE — компанию DEA занимающуюся непосредственно реверсом.

А вот E.ON совместно с «Газпромом» участвует в проекте строительства Северного погтока-2.  

Также концерн E.On сообщил, что до 2020 года компания реализует амбициозный проект – построит в Европе сеть из 10 тыс АЗС по зарядке электромобилей. В E.On заявляют, что через три года в Европе появятся 10 тыс скоростных электрозаправочных станций, каждая из которых будет иметь мощность 150 кВт. Однако предполагается, что со временем их мощность будет увеличена до 350 кВт. Утверждается также, что это будут АЗС именно для скоростной подзарядки аккумуляторов: так, например, электромобиль, запас хода которого составляет 400 км, можно будет полностью зарядить всего за полчаса или даже быстрее.

 

Предполагается, что электро-АЗС для быстрой подзарядке электрокаров построят сначала в 7 странах – таким образом постепенно будет создаться первая «электрическая трасса» в Евросоюзе.

 Так что это будут уже единые энергетические рынки в деле.

 

 

EDF (Électricité de France)  — крупнейшая французская энергогенерирующая компания. Управляет 59 энергоблоками АЭС, обеспечивая электроснабжение 25 млн. домов. Является ведущим поставщиком в Европе и вторым в мире. В 2016 она решила закрыть своё представительство в Украине…

 

Пар поднимается ночью с градирней атомной электростанции Electricite de France EDF в Дампьер ан Бурли Франция.

 

 

Итальянская Enel – международная компания, занимающаяся производством и распределением электроэнергии и газа,  сейчас активно внедряет возобновляемую энергетику.

 

 

Представлена в 34 странах, на 5 континентах, с установленной электрической мощностью порядка 85 ГВт. Есть дочренее предприятие в Росии. За 2018 год прибыль от возобновляемых источников энергии выросла на 11,8 %. Теперь Enel планирует начать продажу зелёной энергии майнерам криптовалют…

 

Испанская Iberdrola, S.A. – также является одним из крупнейших в мире операторов возобновляемых источников энергии. Работает и в США в том числе.

 

 

Показательна история с представительством Iberdrola в Боливии в 2012 году.  Так как повышение тарифов на услуги оказалось не приемлемо для большинства боливийцев.

Боливийская армия заняла офисы компании после того, как президент Эво Моралес распорядился национализировать холдинги компании чтобы сделать распределение электроэнергии более справедливым.

«Мы были вынуждены принять это решение, поскольку мы хотим иметь адекватные тарифы на эгалитарную электроэнергию в сельских и городских районах», — сказал он.

Моралес национализировал энергетику, поставку воды и телекоммуникации, национализировал Transportadora de Electricidad, которое принадлежало испанской компании Red Electrica.

В первый год своего пребывания в должности Моралес национализировал нефтяную промышленность, пересматривая контракты с Repsol, Petrobras, Total и BG среди других.

Но это называется «политическая воля», которая в контексте единых энергетических рынков в Уркаине не применима в силу наличия соврешенно противоположной политической воли.

***

Итак, все эти компании у себя на родине были национальными монополистами и имеют шанс зайти в Украину. Так как в следующем этапе либерализации единого энергорынка  – монополии постепенно исчезают. И ещё важный момент – борьба за потребителя улучшает качество услуг и регулирует цены. Потребитель может выбрать менее дорогого поставщика. Ещё один глобальный плюс – это вынужденное (в хорошем смысле) применение энергосберегающих технологий.

 

 

 

Также немаловажно, что сегодня страны ЕС уже защищены от возможных сбоев в поставках (например, газа из России через Украину) системой газовых хранилищ и могут помогать друг другу в критических ситуациях. Да и количество стран, поставляющих энергию в ЕС, увеличилось. 

В общем рынке ЕС задействовано 12 крупнейших энергосистем, 50 проектов межгосударственных линий и свыше 20 млрд. евро инвестиций до 2020 года.

Кажется, что интеграция в единые рынки — неизбежна. Действительно, сейчас не только в ЕС, но и на многих континентах страны объединены в единые энергетические рынки. Это и энергетическая биржа Nord Pool северных стран, включая Великобританию, и единый рынок Mercosur Латинской Америки …
Все эти единые рынки имеют по крайней мере один похожий показатель — это паритетное стоимость сырья и услугу для всех стран участников.

 

Nordpool

 

ОЭР

Казалось бы – одни плюсы, хотя бы в перспективе. Тем более, что такой же формат единых энергетических рынков существует на разных континентах. К единому рынку идут и в ЕАЭС – евроазийском экономическом союзе. Россия, Казахстан, Кыргызстан, Беларусь формируют ОЭР — объединенный энергетический рынок стран СНГ. И там тоже к 2024 году ожидается стирание границ между внутренним и внешним энергорынками каждой страны-участницы всего евразийского союза СНГ.  

 

 

В 2019 году планируется заключить международный договор об общем электроэнергетическом рынке (ОЭР), а к 2024 – о формировании общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов. Это должно обеспечить бесперебойное энергоснабжение государств-членов, их энергетическую безопасность и укрепить позиции на мировых энергетических рынках.

 

 

На первый взгляд может показаться, что ОЭР дублирует аналоги единых рынков, существующих в мире. Однако, жесткая интеграция в единый рынок, которая практикуется в ЕС, в ЕАЭС поддается критике. Так как не каждая страна Европы может войти в такой рынок на равных условиях.

В основном – это реформы внутри отдельной страны для удобства вхождения развитых европейских операторов. В ОЭР наоборот, проповедуют инвестиции в развитие регионов, не имеющих доступа к газу, ради скорейшего выравнивания и равного доступа к сетям потребителя, а не только оператора.

 

 

Есть ещё одна характеристика – это сохранение в ОЭР естественных монополий, в отличие от европейской борьбы с экономическим патриотизмом внутри единого энергетического рынка ЕС.  Насколько это хорошо или плохо – зависит от специфики экономических условий — как Европы, так и Евразии. В любом случае, эти естественные монополии не мешают ОЭР выходить на глобальное евразийское энергетическое сотрудничество с КНР, Японией, Кореей, Ираном..

 

 

Китайский проект GEIDCO в сфере электроэнергетики как раз предполагает создание с Россией единой континентальной энергосистемы, которая покроет своей глобальностью многие другие единые энергетические проекты.

 

По замыслу GEIDCO — так завершится создание всепланетной энергетической системы, связывающей не только страны, но и континенты

 

И вот ещё немного будущего единых энергетических рынков.

13 октября 2018 года японская SoftBank сообщила, что бесплатно предоставит электроэнергию странам-участницам Международного солнечного альянса (ISA), в который входит более 120 государств. О планах объявил глава японской корпорации Масаеси Сон. Странам придется платить за доступ к сети только первые 25 лет после заключения договора о поставках электроэнергии. После истечения этого срока технологии SoftBank будут доступны бесплатно. Единственной статьей расходов станет плата за обслуживание. По словам Сона, для чистки панелей можно будет использовать роботов. Глава SoftBank считает солнечные электростанции максимально выгодной инвестицией, которая точно окупится в течение 25 лет. При этом Сон уверен, что установки прослужат почти столетие.

 

Масаеси Сон

 

 

«Это уже не мечта. У нас есть ресурсы, чтобы воплотить ее в жизнь», — сказал лоснователь SoftBank. Он добавил, что странам пора объединиться и создать единую энергетическую сеть. Японская корпорация уже инвестирует в технологии в сфере чистой энергетики, чтобы в будущем эффективно воспользоваться ресурсами ВИЭ. «Деньги не проблема. Технологии также уже не проблема. Я отобью инвестиции в период действия контрактов, а после этого я хочу вернуть свой долг обществу»,заявил Сон.

 Потому возникает логический вопрос: даже если Украина не присоединиться ни к какому союзу – ни к европейскому, ни к восточному – сможет ли она в этой единой системе сохранить низкие тарифы даже на свой собственный газ? Об этом BreakFast говорит с экспертом энергетических рынков — Валентином Землянским. 

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.