«То, что я должен сказать»

Январь 28, 2018
Автор: Break-Fast

Интернета тогда не было. Новости доходили не сразу, а печатные издания – имели свой нескорый путь к читателю.

В начале февраля 1918 года Вертинский развернул главную в то время газету «Нова Рада» и сразу прочитал заглавие: «Трагедия в Крутах»…

Холодные буквы складывались в слова: «Ми хочемо звернути увагу суспiльства й української влади на ту страшну трагедiю, котра вiдбулася бiля ст. Крути в часи наближення бiльшовикiв до Києва.

 У Крутах загинув цвiт української шкiльної молодi. Загинуло кiлька сотень найкращої iнтелiгенцiї — юнакiв-ентузiастiв української нацiональної iдеї. Така втрата для культурної нацiї була б важкою, для нашого народу вона безмiрна».

 

к 100-летию боя под Крутами в Украине снимают художественный фильм

 

Может, Вертинский и воспринял бы эту новость как гражданин, если бы не новые сообщения в следующих номерах газеты: «Нашi сили становили 500 молодих воякiв i 20 старшин. Червоних було бiльше, нiж удесятеро, до того ж не прирiвняти їхнiй вишкiл (особливо матросiв-балтiйцiв) i студентiв, гiмназистiв.  Щодо кiлькостi полеглих пiд Крутами (на полi бою i замордованих полонених), то сходимося на числi за 300.  Це нашi герої, святочно вiдзначаємо їхню свiтлу пам’ять, як символ тих сотень тисяч, що загинули в боях за Україну».

Вертинский сел на «рабочий товарняк» и поехал на станцию Круты, чтобы успеть к захоронению этих отчаянных героев.  Перед его глазами несли чреду гробов, которая казалась ему бесконечной…

Перезахоронены в Киеве, на Аскольдовой могиле, они были позже, в марте 1918 года…

Мемориальный комплекс » Памяти героев Крут»

 

Бой под Крутами — вооружённое столкновение, произошедшее 16 (29) января 1918 года на железнодорожной станции в районе села Круты (130 км к северо-востоку от Киева, 18 км восточнее Нежина) между советским отрядом под командованием Р. И. Берзина и вооружёнными формированиями Украинской Народной Республики, пытавшимися остановить его продвижение к Киеву.

 

 

«Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их — буквально на убой — навстречу прекрасно вооружённым и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодёжь довезли до станции Круты и высадили здесь на «позиции». В то время, когда юноши (в большинстве никогда не державшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодёжи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих… Путь на Киев был теперь совершенно открыт». – вспоминал потом в своих мемуарах «Война и революция на Украине» — бывший председатель генерального секретариата Центральной Рады УНР Дмитрий Дорошенко.

 

студенты перед боем

 

Достоверное историческое описание событий боя, произошедшего 29 января 1918 года, отсутствует. Версии сторон, как и самих участников событий, противоречивы.

Известно только, что в процессе боя оборонявшимся киевским юнкерам и студентам пришлось отступить. Их судьба сложилась по-разному. Только 27 человек из студенческой сотни и два офицера остались на позициях до конца — попали в плен и были расстреляны наступавшими. По найденным останкам было видно, что людей перед смертью подвергли истязаниям…

 

 

Коренной киевлянин, Александр Николаевич, единственный из творческих людей страны, во всеуслышание заявил о своём отношении к этому событию. «То, что я должен сказать» — именно так сформулировал своё впечатление великий бард. Его сценический Пьеро стал выходить на сцену в траурных одеждах, и на зрителей полилась ставшая уже классической песня…

 

Я не знаю, кому и зачем это нужно,

Кто послал их на смерть 

недрожащей рукой.

Только так беспощадно, 

так зло и ненужно

Опустили их в Вечный Покой…

Осторожные зрители 

молча кутались в шубы,

И какая-то женщина 

с искаженным лицом

Целовала покойника 

в посиневшие губы

И швырнула в священника 

обручальным кольцом.

Закидали их елками, 

замесили их грязью

И пошли по домам — 

под шумок толковать,

Что пора положить бы уж  

конец безобразию,

Что и так уже скоро,  

мол, мы начнем голодать.

И никто не додумался 

просто стать на колени

И сказать этим мальчикам, 

что в бездарной стране

Даже светлые подвиги — 

это просто ступени

В бесконечные пропасти — 

к недоступной Весне.

 

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.