Поправки в законодательство о некоммерческих организациях, вводящие понятие «иностранный агент»

Февраль 3, 2016
Автор: Break-Fast

Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» вступил в силу 21 ноября 2012 года. «Иностранными агентами» признаются НКО, которые получают иностранное финансирование и занимаются политической деятельностью.

Разработка и принятие закона об «иностранных агентах» проходили в контексте разворачивавшейся волны политического протеста 2011-2012 гг. и ответного наступления властей на гражданские свободы. Закон об «иностранных агентах» приводит к стигматизации деятельности конкретных НКО, и ставит их в неравные условия работы по сравнению с другими организациями, что не позволяет им работать эффективно и выполнять свою общественную функцию. Более 20 НКО уже самоликвидировались.

Закон и его содержание

Закон вводит понятие «НКО, выполняющая функции иностранного агента» и предписывает Минюсту вести реестр таких организаций. «Иностранными агентами» признаются НКО, которые получают иностранное финансирование и занимаются политической деятельностью. На такие НКО налагается ряд дополнительных обязательств: они должны отчитываться в Минюст ежеквартально, а не раз в год, и маркировать все свои информационные материалы соответствующей меткой о выполнении «функций иностранного агента». Для НКО и их руководителей, не соблюдающих нормы этого закона, предусматривается административная и уголовная ответственность — от штрафов (в диапазоне от 30 до 300 тысяч рублей) до лишения свободы на два года.

Общественно-политический контекст

Разработка и принятие закона об «иностранных агентах» проходили в контексте разворачивавшейся волны политического протеста 2011-2012 гг. и ответного наступления властей на гражданские свободы. Новый президентский срок В. Путина ознаменовался закреплением в официальном политическом и медийном дискурсе антизападной и изоляционистской риторики. Именно необходимостью защитить российских граждан от вмешательства во внутреннюю политику иностранных государств инициаторы закона обосновали его принятие.

Избыточность и чрезмерность регулирования

Необходимость дополнительного регулирования деятельности российских НКО, получающих финансовую поддержку из иностранных источников, не может объясняться собственно проблематикой взаимоотношений гражданского общества и государства.

Закон о некоммерческих организациях содержит нормы, обеспечивающие прозрачность деятельности НКО (в частности, обязательную и публичную отчетность о наличии иностранного финансирования), а также определяет их права и обязанности перед государством. Избирательное законодательство и законы, регулирующие деятельность политических партий и объединений, четко и недвусмысленно запрещают финансирование политической деятельности из иностранных источников. Органы надзора и следствия: Минюст, прокуратура, Следственный комитет — наделены всей полнотой полномочий для своевременного выявления и пресечения нарушений законодательства и каких-либо преступлений со стороны общественных организаций и их членов.

Помимо как таковой избыточности закона об «иностранных агентах», его нормы не призваны регулировать конкретные виды деятельности. Они вводят ограничения на НКО исключительно в зависимости от типа легальных источников ее финансирования, что противоречит здравому смыслу и принципу равноправия общественных объединений перед законом — ч. 4 ст. 13 Конституции РФ.

Расширительное применение термина «политическая деятельность»

В рамках законодательства об «иностранных агентах» политическая деятельность определяется как участие НКО «в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Столь широкая и размытая формулировка дает возможность правоприменителю трактовать практически любую публичную активность НКО как политическую. Это подтверждается практикой, когда в качестве доказательства участия в «политической деятельности» прокуратура, Минюст и суды представляют такие проекты НКО, как публикация научной монографии (АНО «Центр социальной политики и гендерных исследований») или просветительские программы фонда «Династия». Сложившаяся практика не только противоречит здравому смыслу, но и закону. Так, вопреки решению Конституционного cуда, который постановил, что природоохранная деятельность не может быть отнесена к политической, в реестр заносятся экологические организации (например, калининградская организация «Экозащита! — Женсовет» была признана «агентом» за протест против строительства Балтийской атомной станции).

Между тем, термин «политическая деятельность» в общепринятом понимании относится к участию в партийной деятельности или избирательных кампаниях, и расширение этого понятия на любую общественную и гражданскую активность противоречит как принципам законотворчества, так и здравому смыслу.

Последствия для НКО

Требования, налагаемые на «иностранных агентов» являются обременительными, а не декоративными. Закон об «иностранных агентах» приводит к стигматизации деятельности конкретных НКО, разрыву устоявшихся партнерских отношений, серьезной финансовой и временной нагрузке, необходимой для правовой и судебной защиты, блокированию работы отдельных НКО в результате внеплановых проверок со стороны прокуратуры. Все это в совокупности ставит НКО-«инагентов» в неравные условия работы по сравнению с другими организациями, что не позволяет им работать эффективно и выполнять свою общественную функцию.

Рост нагрузки на административный персонал НКО (увеличение количества отчетов в четыре раза и значительно более глубокая степень их детализации), носящей практически заградительный характер для малых и региональных организаций, вытекает непосредственно из норм закона.

Ряд последовавших законодательных актов запрещает НКО-«инагентам» заниматься наблюдением за процессом волеизъявления граждан, что является важной общественной функцией. В данный момент в Госдуме находится ряд законопроектов, еще более серьезно ограничивающих круг тем, которыми дозволено заниматься «инагентам». Законопроекты пока не приняты, однако на практике чиновники и сотрудники бюджетных организаций уже отказываются от какого-либо взаимодействия с НКО-«инагентами», что обессмысливает работу многих из них.

В ряде случаев — уже известно более 20 прецедентов — применение закона об «иностранных агентах» приводит к самоликвидации НКО, которые или не способны в складывающихся обстоятельствах справиться с финансовыми и административными задачами, или не готовы мириться с унижающим и дискредитирующим их статусом.

Избирательность и несистемность правоприменения

Прокурорские проверки НКО и последовавшие за ними судебные разбирательства показали полное отсутствие единства в правоприменении и толковании закона как на региональном, так и на ведомственном уровне. Это само по себе является признаком низкого качества закона.

Как нечеткость норм, так и широта их трактовок позволяет применять закон об «иностранных агентах» с целью избирательного преследования и ликвидации конкретных НКО.

Вывод

Закон об «иностранных агентах», являясь по своей сути неправовым, противоречащим и по букве, и по духу как Конституции России, так и ратифицированной Российской Федерацией Европейской конвенции по правам человека, на практике существенно ограничивает право граждан на объединения и общественную деятельность и подлежит полной отмене.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.