Делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть

Февраль 15, 2019
Автор: BreakFast

 

21 год назад – 6 февраля 1998 года в Донецке был зарегистрирован благотворительный фонд «Доброта». О его успехаха рассказывает его буссменный руководитель — Яков Фридрихович Рогалин.

 

Мы перепробовали множество стилей и методов ведения филантропических дел с очень разным успехом. Хотя наградами обойдены не были.  

12 марта в Киеве в помещении национального культурно-художественного и музейного комплекса «Мистецький Арсенал» состоялась церемония награждения победителей третьего национального конкурса «Благотворительная Украина». Донецкий благотворительный фонд «Доброта» стал победителем этого конкурса в номинации «Благотворитель – региональный благотворительный фонд».

Конкурс основан в 2012 году и ежегодно проводится Ассоциацией благотворителей Украины, чтобы отметить лучших благотворителей и наиболее эффективные благотворительные инициативы. В этом году в нём участвовали более трёхсот различных программ и проектов. Победителей в десяти основных и трёх специальных номинациях определяла национальная конкурсная комиссия из 7 человек из оргкомитета и 9 внешних экспертов.

Фонд «Доброта» на конкурс предоставил проект «Военно-городская благотворительность» в рамках которого практически ежедневно удаётся оказывать помощь медикаментами, продуктами питания и бутилированной водой десяткам учреждений, под опекой которых находятся больные дети, инвалиды, беженцы и другие социально уязвимые группы населения. Это приходится делать в ситуации, когда многолетнее социальное партнерство с частными и корпоративными благотворителями фактически нарушено, а подавляющее большинство ранее систематически действующих фондов и организаций покинули наш регион.

Мы и сейчас продолжаем этот проект и приглашаем к сотрудничеству благотворителей, чьи пожертвования будут эффективно использованы и пойдут только мирному населению, а также волонтёрские группы с которыми мы готовы поделиться знаниями, навыками и опытом, а также скоординировать действия, чтобы работать системно.

 

кололектив фонда

 

Говорить с Яковом Рогалины не всегда просто, но всегда интересно. Мнение его, как правило, своеобразно. Сам он это объясняет тем, что в одном флаконе кандидат медицинских наук, хирург-проктолог высшей категории, учредитель ряда коммерческих структур, вице-президент PR-Лиги Украины, чартерный президент Донецкого Ротари клуба и пр. и пр. В общем, гремучая смесь, которая, впрочем, и может быть объяснением того, что он делает, как и с каким результатом.

 

Главные фокусные группы в вашей работе?

— Прежде всего, сироты, полусироты, социальные сироты, инвалиды, тяжелобольные и беженцы (в строго доказанных случаях). ДГБФ «Доброта» не оказывает благотворительную помощь непосредственным участникам боевых действий (комбатантам), но и не дискриминирует пациентов, а тем более детей, исходя из политических, этнических, религиозных и каких-либо иных предпочтений. Такая этика организации благотворительной помощи хорошо оправдала себя и в период «царствования» Партии Регионов, и в период преобразований «оранжевых», и в период нынешнего двоевластия (ДНР и структуры Облгосадминистрации). В результате удается сохранять реальную независимость (максимальная диверсификация источников благотворительных ресурсов – почти на 1 млн. грн.) и довольно активно действовать (за последние три месяца – 136 раз оказана помощь десяткам больниц и др. учреждениям социального профиля).

— Есть ли секреты «Доброты»?

— Успех наших благотворительных кампаний во многом обеспечен уникальной системой логистики, в которую входит и менеджмент доверия. Кроме того, мы разработали стратегию, которая называется военно-городская благотворительность. Военно — потому что в условиях военного времени. А городская — потому что помогаем тем, кто остался в городах, а это и есть учреждения.

— А сколько человек сталось именно с вами, в фонде?

— К началу АТО в фонде оставалось всего 3 человека, которые обеспечивали популяризацию приемов и методов стратегии и тактик ДГБФ «Доброта». В самом конце апреля пришлось мобилизоваться, «из запаса» вызвали прежних сотрудников, которые оказались в Донецке. Всего набралось 8 человек, испытанных специалистов социального маркетинга (IT, социальной рекламы, PR, прямого и телефандрайзинга, транспортной и складской логистики, CRM). Мобилизация – это не преувеличение, поскольку были отменены выходные, а время работы определено как «светлое время суток». Мой личный телефон 067–623–3006 работает, без преувеличения, круглосуточно. Можете проверить. Жаль, что в сутках только 24 часа.

 

 

 

— Яков Фридрихович, ну так уж никто не остался, кроме вас?

— «Я вам не скажу за всю Одессу», но, с другой стороны, многократные настойчивые попытки выйти на связь с другими благотворительными фондами, оказались, в целом, контрпродуктивны. Почти все они эвакуировались и помогают наскоками, ставя целью только вывоз жителей. Но я не могу понять тех директоров и главных менеджеров, которые, декларируя корпоративную ответственность, во главу угла ставят обеспечение благосостояния и безопасности только своих сотрудников. А если человеку нужно снять деньги, а банк эвакуировался? Если нужно в парикмахерскую, а она закрылась, если нужно в магазин, а он закрыт или вообще в фирму, учреждение, частную компанию, которая декларирует целью качественное обслуживание клинета? Не могу понять, почему прикрываясь этой самой корпоративной ответственностью, многие просто сбежали. Или как минимум сбежали их директора, хозяева, учредители. Они уже все за рубежом. Это всё равно, как история с капитаном погибшего корабля Costa Concordia Франческо Скеттино, который первым бросил своё судно. Или когда в Китае затонул паром со школьниками, а управляющий паромом тоже сбежал… это трудно понять и принять. Тем более что мне, как человеку известному в городе, — очень нужны именно хозяева тех компаний, которые в состоянии предоставить помощь необходимым ресурсом. Например, нужны продукты или медикаменты, но главного, который просто отдал бы их на нужды пострадавших — нет. А менеджер ничего не решает. Он, может, туфли с себя снимет или свои 100 грн. отдаст, но по поводу товара должен получить команду и разрешение. Я, если честно, поражён моральным состоянием нашего гражданского общества…

 

 

— Так как вы решаете такие ситуации?

— Когда я увидел, что в самом регионе, из которого уехали основные состоятельные люди, я понял — практикуемый и пропагандируемый мной фандрайзинг надо как-то модифицировать в соответствии со сложившейся ситуацией. И я придумал френдрайзинг — помощь друзей. Именно моих друзей — тех, кто знает лично меня по всему миру. Я начал сообщать им через переписку и звонки. И мне помогли люди из разных регионов Украины, их разных стран мира. Ведь я провёл более 200 семинаров, тренингов, стажировок, в том числе в ближнем и дальнем зарубежье — в 14 странах мира, только в США 5 раз! И мне помогли — совершенно разные по своим политическим и социальным позициям люди. Напомню, удалось собрать 1 млн. гривен деньгами и товарами. Подчеркиваю — особое внимание мы уделяем тому, на каких условиях донор-благотворитель жертвует.

Вот здесь мы и проявляем свою принципиальную незаангажированность: никакой партийности, никаких этнических, религиозных и т.п. предпочтений! Говоря о «здесь и сейчас», мы не согласимся оказывать в помощи по принципу «на какой стороне нынешних баррикад находился раненый или больной». Наше дело — доставить в больницу ожидаемые медикаменты, а врачи сами разберутся, кому они нужнее. И, поверьте мне, эскулапы не различают пациентов по каким-то другим критериям, кроме медицинских: тяжёлый, средней тяжести и легкий/компенсированный.

 

 

Напомню, что Яков Рогалин — не только благотворитель и руководтель фонда, он хирург. Даже не сомневаюсь, хотя и не спрашиваю, что в нужную минуту он поможет врачам-коллегам не только благотворительной помощью…

— Нам, медикам, воспитателям, благотворителям, — продолжает Рогалин, — реально всё равно, из какой семьи (на современном сленге – «бандеровцев», или «сепаратистов») дети, которым мы везём лекарства и детское питание. Даже если современный украинский социум насквозь заражен взаимной ненавистью и жестокосердием, кто-то должен показать иной пример. И мы уже показываем…

— Ваше мнение разделяют коллеги из благотворительных организаций? Лично я заметила, что в Украине благотворительность частично политически поляризовалась…

— Я не интересовался, разделяют или нет. Слишком много дел в течение короткого донецкого дня (с 23.00 до 6.00 введён комендантский час). Скажу только, что наблюдается полнейшая дегуманизация противника. Это противоречит не только основным принципам третьего сектора, а вообще даже нормам ведения боевых действий. Внушается мысль, что противник не человек. И главное — его уничтожение. А ведь противник — тоже человек. Как на всякой войне, первой её жертвой является правда, поэтому приходится ещё раз со всей ответственностью заявить , что наш фонд оказывает благотворительную помощь исключительно мирному населению без какой-либо дискриминации по политическим, этническим, религиозным и др. предпочтениям. Как правило, наши конечные благополучатели — обездоленные дети Донбасса.

— Вы только собираете, т.е. просите деньги или необходимые материалы? Вот честно…

— Первый пример благотворительности мы показали сами. Первый я пожертвовал 40 тыс. грн., а через пару недель – еще 10 тыс. на логистику благотворительной программы (зарплаты, оснащенные рабочие места, транспорт, средства связи, склады, погрузочно-разгрузочные работы). Затем уговорил всю свою платежеспособную часть семьи вскладчину создать фонд в 60 тыс. грн для «благотворительности в кредит», т.е. тот, кто хотел бы пожертвовать, но в данный момент стеснён в средствах, может, прибегнув к этому фонду, оказать благотворительную помощь с обязательством восполнить этот фонд, когда сможет или вспомнит. Таким способом уже несколько пожертвований состоялось, и половина из жертвователей свои благотворительные обязательства выполнили. Таким образом, появилось моральное право обращаться к расширенному кругу друзей моих и/или Фонда. Уже образовалась очень земная сотня «Дружины доброты». Весьма показательно, что в нее добровольно вошли персоны с очень разным имущественным цензом, политическими пристрастиями, религиозной или этнической принадлежностью. Это и есть цепная реакция доброты как противостояние цепной реакции зла, которая пока торжествует в Украине.

— Как проходит ваш день? Чем и как чаще всего помогаете?

— Передвижения по городу — в светлое времени суток, а это даже на юго-востоке Украины максимум 18 часов. С 5.00–6.00 утра телефонная перекличка с ключевыми звеньями логистики и социального маркетинга. С 6.00 до 13.00 — бесконечные коммуникации с донорами, реципиетами и партнёрами. С 13.00 до 14.00 — пицца для всех, кто оказался в офисе. С 14.00 до 18.00 всё те же интегрированные коммуникации социального маркетинга: мейлинг, фандрайзинг и другие слова на -инг… так что хочется взять браунинг и совершить застрелинг, – шутит в своем стиле Рогалин. — А дальше — дежурство на телефоне и с машиной в шаговой доступности. День начинается и заканчивается как-то головокружительно сразу.

Все, кто развозит продукты и товары, созваниваются с магазинами. Те им говорят «ехать — не ехать», в зависимости от того, идёт ли обстрел. Чаще всего, везём оттуда для наших благополучателей питьевую бутылированную воду (потребность в ней выросла так, что нам впору запускать проект «Жажда доброты»), детское питание, продукты, медикаменты, мединструменты. Появился приоритет в потребностях — препараты для перитонеального и гемодиализа, противосудорожные. Чаще просят моющие и дезинфицирующие средства, что и не удивительно для больниц и детских домов. А это всё это «незащищенные статьи», на которые из бюджета в этом году не выделено ничего.

Звонит мне друг-коллега из подвала больницы: «Яков, выручай, нужны дезрастворы для обработки операционного поля и ран». После этого я сделаю все (а для меня невозможного мало), чтобы все произошло как надо.

Главные трудности — доставка. Например, скажем так, сгорел наш микроавтобус. Но, слава Богу, он у нас в распоряжении не единственный, да и умельцы по восстановлению не подкачали (почти бесплатно). Сложностью являются запреты на вывоз продуктов питания за пределы Донецка, но правдами и неправдами (чаще второе) мы их преодолеваем. В результате ритм — 2–3 благопоучателя в день — сохраняем.

— Откуда силы?

— Еще будучи только практикующим хирургом, я заметил, что лучше поправляются и быстрее встают на ноги те, кто рассчитывает почти исключительно на самого себя. Вот у них и берутся силы как бы неведомо откуда. Да им и деваться некуда. Нам тоже всем тут деваться некуда, и мы продолжаем, и будем продолжать помогать. Между прочим, лучший из способов пережить личные неприятности — найти тех, кому хуже и труднее и, засучив рукава даже не по локоть, а по подмышки, начать им помогать. Вот тогда-то собственные невзгоды покажутся мелкими и необременительными.

— Как вы думаете, вся это война вместе с её последствиями будет долго продолжаться? Ведь постепенное разрушение инфраструктуры — это уже грозит гуманитарной и экологической катастрофой. Вы готовы противостоять и этому? Я в том смысле, что тут не только бутылированную воду надо будет возить.

— Будущее творится в настоящем. А настоящее сейчас ужасает своим будущим. Если вам показалось, что я ответил витиевато-уклончиво, то вам не показалось. И себе, и вам советую мыслить как пессимист, а действовать — как оптимист. «И вечный бой, покой нам только снится».

Неудач и ошибок было в разы больше, чем достижений. Всегда пытались быть адекватными хронотопным обстоятельствам в соответствии с девизом: «Делай, что можешь; с тем, что имеешь; там, где ты есть». В обретаемом опыте полезнейшим оказались: использование предпринимательского подхода + заточенность на доверие социума. Здесь/сейчас публикуем наш 21-й годовой отчет, исходя из принципов Открытости, Прозрачности, Отчетности, Проверяемости.

 

 

XXI годовой отчет международного благотворительного фонда «Доброта»

В 2018 году ДГБФ «Доброта» получил 39 пожертвований в виде финансовых средств, детского питания, медикаментов, мебели и др. товаров от 15 благотворителей (10 физлиц и 5 юрлиц). Доноры-благотворители были из Донецка, Украины, России, Западной Европы, США и Канады. Как и прежде, учредители фонда и сочувствующие им лица (всего более 50) обеспечивали администрирование: аренда помещений, средств связи и оргтехники, погрузочно-разгрузочные работы и транспортировка грузов.

В результате непосредственно через ДГБФ «Доброта» оказана благотворительная помощь 554 реципиентам на общую сумму 806504,82 руб. Структура благотворительной помощи, как и прежде: финансы, медикаменты, продукты питания, мебель, предметы первой необходимости. В числе конечных благополучателей: 547 физлиц, 5 благотворительных организаций и 2 медико-социальных учреждения. География этих бенефициариев – Авдеевка, Донецк, Докучаевск, Горловка, Киев, Макеевка, Николаев, Снежное, Стаханов, Черкассы, Шахтерск, пос. Александровка, Еленовка, Комсомольский, К.Маркса, с.Сигнальное, Галицыновка.

Кроме того, наш фонд принял непосредственное участие в верификации 61 остронуждающейся семьи и последующем обретении ими финансовой благотворительной помощи: уточнение потребностей, подготовка соответствующих документов, коммуникации и логистики. Общий размер помощи, т.е. «напрямую» (не через наш фонд) от доноров-благотворителей, составил 2 173 000,00 руб. = от 20 до 59 тыс.руб. Эти, курируемые нами семьи, проживают в 14 населенных пунктах Донецкой области: гг. Курахово, Часов Яр, Мариуполь, Волноваха, Константиновка, Угледар, пгт. Владимировка, пгт. Благодатное, пос. Сартана, сёла Трудовское, Зачатовка, Вольное, Никольское и Зеленый Гай.

Разумеется, все выше изложенное имеет документальное подтверждение и доступно проверке.

В течение года продолжали практически ежедневно консультировать очно/заочно/дистанционно неофитов и продвинутых фигурантов филантропии из Донецка, ближнего и дальнего зарубежья по трудным вопросам.

Упорно продолжаем работу над совершенствованием и продвижением инновационного благотворительного проекта «Свет погасшей звезды».

Этот информационно-коммуникационный проект разработан Донецким благотворительным фондом «Доброта» в социальном партнерстве с компанией «IT-Джинн». 

Проект посвящен сохранению любви к нашей малой родине путем увековечивания памяти о навсегда ушедших родных и близких, чей жизненный путь так или иначе связан с Донбассом. Для этого мы создали виртуальный МЕМОРИАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ ПАМЯТИ, не имеющий аналогов в Украине. Память – это тот след от человека, закончившего свой жизненный путь, по которому мы судим о его словах и делах. Если мы не манкурты или «Иваны, не помнящие родства», то сохранить память о навсегда покинувших нас – наш святой долг.

Сохранение памяти об усопших – важнейшая культурологическая составляющая жизни общества. Рука об руку с развитием цивилизации изменяется отношение к траурным ритуалам и церемониям. Соблюдение традиций поминовения сталкивается со злободневными реалиями, в результате которых практически полностью из современной жизни исчезли некрологи, не культивируются поминальные открытки и письма соболезнования, и даже посещение мест захоронений превращается, как правило, в тягостную обязанность, а не в поучительный момент истины.

Научно-технический прогресс предлагает инновационные возможности и в этой сфере. Изучив опыт создания интернет-кладбищ, мы творчески позаимствовали наилучшие подходы для достижения устойчивого успеха на этом, пока еще непривычном, поприще применения IT. Знание и понимание разнообразных традиций реальных ритуальных услуг в сочетании с виртуальным форматом позволяет надеяться, что предлагаемый Проект послужит великому делу увековечивания памяти навсегда ушедших наших родных и близких.

Патетика и пафос нашего благотворительного проекта объяснимы тем, что он родился и выстрадан в полном трагизма месте и времени. С 2014 г. Донбасс оказался средоточием горя и бед, которым нет числа и пока не видно конца. У нас – ВОЙНА, и все то, чем она сопровождается: массовая утрата связей с родными и близкими людьми, домом, городом, привычным жизненным укладом.

Авторы проекта «Свет погасшей звезды» на личном скорбном опыте столкнулись с множеством ситуаций, когда соблюдение даже обычных традиций захоронения и поминовения оказывалось практически невозможным (обстрелы, разрушения захоронений, неразорвавшиеся снаряды на кладбище и т.п.)  Единственное, что в таких случаях остается, это любовь и память… Как очень проникновенно писал поэт: «Два чувства дивно близки нам — в них обретает сердце пищу. Любовь к родному пепелищу. Любовь к отеческим гробам».

 

Мы назвали наш проект «Свет погасшей звезды», поскольку рождение и смерть человека традиционно связывают с появлением и угасанием его звезды. Так и каждый из нас, однажды родившись (и даже раньше, еще в утробе матери), является непрерывным информационным источником, сообщающим о своей жизни делами. Наши взгляды, вкусы, ценности изменчивы, а поведение не всегда логично, но всегда приводит к каким-то более или менее значимым последствиям. В конце своего жизненного пути остается след, но увы, всегда слишком неглубокий, подверженный забвению. Об этом в книге «Так сказал Заратустра» писал Фридрих Ницше: «Гаснущей звезде подобно всякое дело ваше и добродетели. Свет погасшей звезды еще долго борется с тьмой и продолжает светить человечеству. Но тьма поглотит его безвозвратно… в темной бездне Вселенной».   Астрономия свидетельствует, что свет уже погасших звёзд по земным меркам еще практически бесконечно долго освещает наш небосклон. Разглядывая Полярную Звезду, здесь/сейчас мы реально знакомимся с ее светом, который она испустила еще во времена Колумба. Ближайшую к нам Галактику Туманность Андромеды мы видим такой, какой она на самом деле была в невообразимые 2,5 млн. лет назад.

Миссия проекта «Свет погасшей звезды» – не дать угаснуть памяти о тех, кого больше нет с нами, и, таким образом, отдать последний долг живых усопшим.

Во втором полугодии в целях возрождения корпоративного сообщества доноров ( главнейший для нас ресурсный источник благотворительности) стали соучредителями партнерского проекта по развитию социально-ответственного предпринимательства «Деловой Донбасс».

Если попытаться одной фразой сформулировать наше здесь и сейчас: ДУМАЕМ как ПЕССИМИСТЫ, ПОСТУПАЕМ как ОПТИМИСТЫ!

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.