Ко дню рождения Альберто Джакометти

Октябрь 10, 2018
Автор: Татьяна Клевцова

 

В честь дня рождения выдающегося и неоднозначного скульптора Альберто Джакометти (1901-1966), музей семьи Гугенхейм в испанском Бильбао начал готовить уникальную выставку.   

Начиная с 19 октября вы увидите не только его знаменитые скульптуры, картины, вазы, предметы декора, вазы, светильники и массивный каталог – с иллюстрированной ретроспективой писем, эссе воспоминаний, архивных материалов, связанных с художником и его окружением, сопровождавшим его на протяжении 40 лет творчества.

Наиболее уникальным будут его знаменитые женщины Венеции, которые на этой выставке будут представлены все вместе и до этого последний раз демонстрировались только на Венецианском биеннале 1956 года.

 

 

Всего музей Гуггенхайма в Бильбао представит более чем 200 работ художника. Они собраны вдовой супруга – Аннет, сохранившей все его не проданные работы и создавшей  специальный фонд.

Выставку также поддерживает Парижский фонд Джакометти, располагающий всеми работами всех этапов творчества художника: от кубического до сюарреалистического.  Спонсором выступает ведущая испанская компания по производству электроэнергии — Iberdrola, S.A.

«Я призываю посетителей погрузиться в галереи музея как в турне, в котором более четырех десятилетий строил свою карьеру творческий дух Джакометти и где формировался и отражался его неустанный поиск правды. Эта выставка – как шоу, будет свидетельствовать о постоянной эволюции художника от его ранних работ, связанных с кубизмом и сюрреализмом, определяемых их большим символическим содержанием  — к более абстрактными чертами- его стройными, грубыми фигурами в разных масштабах» — сказал 10 октября  Игнасио С. Галан председатель и главный исполнительный директор Iberdrola.

Несмотря на то, что на выставке будут совершенно разнообразные экспонаты, человеческая фигура остается основным предметом работ Джакометти и она будет центром вашего путешествия. За эти годы он создал произведения, вдохновленные окружающими его людьми, в основном его брат Диего, его жена Аннет, любовницы и друзья. 

 

 

«Скульптура, живопись и графика всегда помогали мне понять мое видение внешнего мира, особенно лица и человека в целом. Или, проще говоря, моих ближних, и особенно тех, кто оказался рядом со мной по той или иной причине» — пояснял свое видение причин творчества сам Джакометти.

Идеи Джакометти о том, как преподнести человеческую фигуру, стали важными вопросами в современном искусстве для последующих поколений художников.

Выставка раскроет интерес художника к гипсу и глине. В то время как многие творцы ограничивают себя использованием гипса в качестве промежуточного рабочего материала, с помощью которого они формирования объекта в глине, перед тем как отлить его в бронзе, — Джакометти часто использовали этот материал как для начальной формы, так и для окончательной формы объекта. 

Хорошим примером этой техники и является исключительный набор из восьми штукатурных скульптур «Женщины Венеции.

Однако, наиболее известной фигурой  Джакомети был и остается «Шагающий человек». Он дал толчок той популярной технике, в которой начал работать Дакометти. До этого, как он сам признавался, ему больше по душе был натурализм. И только однажды, в 1945 году, когда он после войны вернулся в Париж и зашел в кафе «Брассери Липп», наклонившийся к нему бармен словно замер во времени и пространстве и Джакометти увидел застывшее время, застывшего бармена, его застывшие глаза и застывшую публику в кафе. Его осенило некое творческое озарение и он понял, как надо делать следующую скульптуру.

«Шагающий человек I» (L’Homme qui marche I) – это бронзовая статуя высотой 183 см, изображающая шагающего человека. Она стала первым вариантом из серии статуй на такую тематику и считается одной из самых важных работ Джакометти.

В 2010 году скульптура была продана на лондонском аукционе Сотбис за рекордную для скульптур сумму в 65 млн фунтов стерлингов (104 миллиона 327 тысяч долларов). Владелицей скульптуры стала Лили Сафра, вдова бразильского банкира Эдмонда Сафра.

 

Джакометти родился 10 октября 1901 года в округе Боргоново швейцарской коммуны Стампа в семье художника Джованни Джакометти. С детства он начал заниматься лепкой и живописью, когад слепил бюст своего брата Диего (который в последствии стал его постоянной моделью). В 1919—20 гг. обучался живописи в Женеве, в Школе изящных искусств и в Школе искусств и ремесел по классу скульптуры. В 1920 и 1921 путешествовал по Италии, где познакомился с классикой итальянского искусства и памятниками Древнего Рима.

 

 

С 1922 года жил и работал в Париже, где сблизился с Андре Бретоном, Луи Арагоном, Пикассо, Миро, Максом Эрнстом, Сартром, Беккетом и др. Учился в студии Гранд Шомьер в Париже (1922—1925) у Э. А. Бурделя. Летние месяцы проводил в Швейцарии.

Именно тогда он посвятил свое творчество сюрреализму и сновидениям, благодар я дружбе с Андре Бретоном.

В Париже он также испытал влияние кубизма («Торс», 1925; «Персонажи», 1926—1927), увлекается искусством Африки, Океании, древней Америки («Голова», 1925; «Скорчившийся человечек», 1926).

Первая персональная выставка состоялась в 1932 году. Скульптуры этих лет («Женщина-ложка», 1926; «Клетка», 1930; «Женщина с перерезанным горлом», 1932; «Сюрреалистический стол», 1933) соединяет элементы кубизма с архаической пластикой Океании, сновидческой фантастикой, агрессией и эротизмом.

 

 

Возможно самая впечатляющая его работа того периода – «Руки, удерживающие пустоту» 1934-35 год. Одно из самых удачных соотношений между взглядом и прикосновением. Пальцы женщины, замкнутые вокруг воображаемого объекта, вызывает ощущение присутствия.

Во время войны Джакометти вернулся в Швейцарию, где познакомился с очень открытой и творческой девушкой – Аннетой Арг. Ему сразу показалось, что она похоже сразу решила стать его женой и терпеливо ждала, что бы он смирился.

Живя вместе с ней в гостинице в Женеве, он делал сови фигуры все более меньшими в размерах. Как он вспоминал – становились меньше как бы против его воли и наконец стали величиной с мизинец.  

 

с Аннетой

В послевоенный период Джакометти жил в Женеве и пришел к новой, более гуманистической манере в скульптурах, портретной живописи и графике. Джакометти был отмечен многими, включая Сартра и Жене, как выдающийся художник-экзистенциалист. Его тонкие фигуры, представляющиеся одинокими в огромном пространстве космоса, в целом выражают чувство изолированности личности, характерное для французского авангарда. 

Он опять начал создавать высокие, удлиненные и большие фигуры, которые по мере увеличения становились неимоверно стройными.

Но именно благодаря этим удлиненным формам, заостренным фигурам с тяжелыми ногами – Джакометти быстро стал узнаваемым и  популярным.

 

 

Теперь у него были деньги, но он продолжал жить в своей студии, игнорируя просьбы Аннет о нормальном доме. Он начал пить с Жан-Полем Сартром и Симоной де Бовуар, уходил поздно ночью на молчаливые прогулки с Самюэлем Беккетом и стал критичным посетителем студии Пикассо.

Он начал печататься в журнале «Сюрреализм на службе революции».  Да и о нем самом начали писать. Сартр описывал эти работы как посредничество между бытием и небытием. Хотя моделями для этих работ были реальные люди – многострадальные брат Диего и Аннет.

 

«указывающий человек»

 

И показательно, что художник представлял скульптуры мужчин и женщин по-разному. Самый известный скульптурный мужчина того периода – «Указывающий человек» 1947 года. А вот женщины всегда стоят на клинообразных основаниях, как великолепная «Колесница» 1950 года, с вытянутыми вниз руками как будто готовыми подняться вверх как крылья…

 

 

Британский искусствовед Дэвид Сильвестр, рьяный критик Джакометти, писал: «Когда я смотрю на одну из его женщин, она также далека от меня как будто стоящая на другой стороне улицы. И вдруг, в какой-то момент, она оказывается прямо надо мной со всем её внутренним миром».

 «Я не стремлюсь создавать красивые картины и скульптуры», — пояснял Джакометти. – «Искусство – это только средство видеть. Независимо от того, на что я смотрю, это все меня удивляет и вдохновляет».

 

В 1957 году, друг Джакометти – французский писатель поэт и драматург Жан Генет писал, вспоминая мастерскую художника: «Это было сплошное молочное болото из гипса, настоящая канава. На полу, оп его лицу, на волосах и одежде. Везде была штукатурка. Но это был не мусор, а магическое брожение из которого возникало искусство из гипса, как если бы весь гипсовый мусор, сам собрался в фантастическую человеческую фигуру».

 

 А вот Пикассо, с которым он дружил, критиковал Джакометти за его бесконечными повторениями….

 В последние годы художник сосредоточился на живописи, выпустив серию сумасшедших портретов своей последней музы Кэролайн.

 

Недавно в Париже появился музей художника, который воссоздал его мастерскую. Она воссоздана  на первом этаже Institut Giacometti на улице Виктора Шельшера в 14-м округе. Совсем неподалеку от дома, где скульптор действительно жил и работал, но где от него осталась только мемориальная доска.

 

 

Мастерская воссоздана в деталях, но архитекторы поместили ее в стеклянную клетку. Она впечатляет своим размером. Сорок лет в Париже, с 1926 по 1966 год, скульптор снимал помещение в 23 квадратных метра, в котором он работал, жил, принимал гостей. Даже если бы реальная квартира-мастерская сохранилась, сделать такой музей из такой клетушки не получилось бы сделать. Зато теперь же она становится главным натурным экспонатом нового музея, единственным, который не будет меняться от выставки к выставке.

 

с Аннетой

 

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.