Размышления о реституции

Март 18, 2018
Автор: Ян Кревецкий

 

Сегодня  в новостийных медиа неоднократно озвучиваются зафиксированные факты, горячие события и долгоиграющие процессы, которые так или иначе, отражаются на восприятии Украины зарубежными партнёрами и самими украинскими гражданами.

Речь идет о взаимоотношениях с национальными меньшинствами, проживающими на границах с их исторической родиной: Польшей, Словакией, Румынией, Венгрией.

То кто-то обольет краской памятники национальных героев, то вывесят флаг другого государства рядом с украинским, то вопросы обучения на украинском языке начинают выносить на уровень международных скандалов, то вопросы исторической памяти начинают вредить многолетним дружеским отношениям с соседней страной…

Чего только стоит резолюция ПАСЕ по обеспечению образования нац меньшинств в течении всего периода обучения: «начиная с дошкольного, начального и среднего образования, до профессиональной подготовки и высшего образования, по крайней мере, для учеников, чьи семьи этого желают» и «воздерживаться от применения ограничительных правовых и политических мер, таких как обязательства по субтитрованию/переводу и обязательные квоты для программ на официальном языке». Как известно, Украина не стесняется отстаивать своё отношение к такому постановлению не в пользу упомянутых национальных общин.

Однако, есть и такие факты, которые наоборот, глушатся в информационном потоке. Как, например, наличие двойного гражданства у некоторых общин украинских граждан на границах с их исторической родиной. Или неоднократное желание предоставить автономию компактно проживающим национальным меньшинствам.

Так почему одни конфронтации выносятся чуть ли не на международный уровень, а вторые – замалчиваются? Все дело – в последствиях, которые вызовет тот или иной прецедент. И если краску с памятников можно отмыть, а гражданства – лишить, то территории и людей, как мы видим, вернуть не просто…

Нет, речь пойдет не о открытых военных действиях на землях Украины, а о другом более опасном вторжении, которое может быть законодательно обосновано.

Этот процесс называется реституция. Данный вопрос уже освещался в медиа в манере безапиляционной угрозы, и я считаю, что это было однобоко. Ведь от реституции может быть и выгода. Впрочем, это только рассуждения, которыми я хочу с вами поделиться.

 

Территория, оккупированная войсками Германии после заключения Брестского мира

 

Исторический аспект

Следуя формату данного издания, я не хочу углубляться  в мелкие разборки каждой отдельной национальной общины на западной Украине. Надо посмотреть правде в глаза и признать, что почти сто лет назад в результате противостояния внутренних сил (какой бы национальности они не были) Украина хоть ненадолго, но показательно была разделена.

Очередной раз это случилось в феврале-марте 1918 года, что фактически задекларировано 25 марта 1918г. Тогда, Германия и Австро-Венгрия подписали Конвенцию о зонах влияния на территории Украины периода УНР (1917 — 1920). Формально Германия, идя на мир с украинскими временными и не окрепшими властями, пользуясь периодом бесконечных переворотов – предложила только одно условие – ресурсы страны, в обмен на освобождение территорий от большевистских войск.

 

 

 

Украинские политики обязывались поставлять им (в основном Германии) железную руду, зерно, мясо и другие продовольственные товары. Постепенно немецкое военное командование подчинило себе управление железными дорогами и водным транспортом, благодаря чему могло контролировать транспортировку потребительских богатств. А что бы нивелировать возможное недовольство — ввело военно-полевые суды.

Следующей отраслью, которая попала под прямое руководство иностранных властей,  стала каменноугольная и железно-рудная промышленность. Собственно, как и другие виды торговли природными ископаемыми украинских земель на льготных для иностранцев условиях.

 

германские войска на площади перед Софией Киевской

 

Внешнеполитический курс УНР тоже был не конкретен. В основном метания между странами Антанты (Англии и Франции) и Германии с Австро-Венгрией. И те и другие обещали Украине финансовую и техническую помощь для ее возрождения. Те и другие просили взамен ресурсы страны и богатства.

Сепаратизм тоже нашел свое место в украинской истории. (Сепаратные переговоры — переговоры, ведущиеся с противником в тайне от государств-союзников или же без согласия с последними).

 

Брест-Литовск 9 февраля 1918 года

 

Именно «сепаратными» назывались переговоры с Германией и Австро-Венгрией в декабре 1917 года. Это был Гиалицийский вопрос — тайное соглашение с Австро-Венгрией о создании коронного края на землях Восточной Галиции, Холмщины и Буковины (аннулировано в июле 1918 года).

Коронный край – украинские земли, принадлежащие ещё в 19 веке Австро-Венгрии. Восточная Галиция, Северная Буковина и Закарпатье. Территории, находившиеся под властью Российской империи, принято называть Приднепровской Украиной, в составе Австрийской империи — западноукраинские земли.  

 

Западно-Украинские земли в составле Австро-Венгрии

 

«Королевство» делилось на 18 округов (дистриктов), из которых 12 составляли украинская часть края. Отдельным округом до 1861 г. входила Буковина (без этнического деления, хотя в Северной Буковине преобладало украинское население, а Южной — румынское).

Закарпатская Украина подчинялась Пожонському наместническому управлению Венгерского королевства и делилось на четыре комитата. Вся власть в комитатах принадлежала администраторам, которые назначались из числа крупных землевладельцев. Подавляющая часть населения края составляли крестьяне-русины, находящиеся под властью венгерских землевладельцев.

В их составе украинское население составляло: в Восточной Галичине — 71%, на Буковине — 69%, в Закарпатье — 40%.  Украинские патриоты к концу 19 века были объединены одной идеей – создание единого украинского национального государства.

 

Австро-Германский плакат изображающий украинскую этническую територию.

 

И вот опять, уже в начале 20 века, условия Брестского мира содержали сплошные территориальные уступки в пользу воюющих против России, стран. От России тогда была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км. с населением 56 миллионов человек (треть населения Российской империи) и на которой находились (до революции): 27 % обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26 % всей железнодорожной сети, 33 % текстильной промышленности, выплавлялось 73 % железа и стали, добывалось 89 % каменного угля и изготовлялось 90 % сахара; располагались 918 текстильных фабрик, 574 пивоваренных завода, 133 табачных фабрики, 1685 винокуренных заводов, 244 химических предприятия, 615 целлюлозных фабрик, 1073 машиностроительных завода и проживало 40 % промышленных рабочих. Большая и качественнейшая часть богатств – находилась на Украине. Прекрасная возможность начать проводить украино-центричную политику, но…

 

Немцы в Киеве март 1918

 

Украина расплачивалась конкретно своими богатствами, в обмен на помощь союзников. Одновременно по Брестскому миру — Россия выводила с украинских территорий все свои войска, а Германия, наоборот, туда вводила туда свои.

Следующим шагом стал ввод германских войск под командованием генерала Эйхгорна в Киев. Конечно, не важно, что именно германских…. Главное – историческая память западных партнёров о том, что отбираемые ими земли, принадлежат ненавистной империи. Обычно – ненавистная – Россия, а земли почему-то отбирали  — украинские.

Герман фон Эйхгорн

Справка. Герман фон Эйхгорн (Hermann von Eichhorn) — германский государственный и военный деятель, прусский генерал-фельдмаршал (24 декабря 1917

После Октябрьской революции в России и заключения Брестского мира руководил оккупацией Южной Белоруссии, Украины и Юга России. C 31 марта 1918 года — главнокомандующий группы армий «Киев». Возглавил администрацию оккупированных областей Украины (за исключением находящихся под управлением австро-венгерской администрации частей Волынской, Подольской, Херсонской и Екатеринославской губерний), а также Крым, Таганрог, и южные районы Белоруссии, Донской области, части Воронежской и Курской губерний.

 

30 июля 1918 года был убит в Киеве эсером Б. М. Донским, бросившим в фельдмаршала бомбу рядом с его штаб-квартирой на углу Екатерининской улицы и Липского переулка.

В любом случае, этот весь процесс дележа земель можно назвать вариантом мягкой войны, soft war по отношению к населению завоёванной страны. Когда открыто воевать не надо, а завоеванным можно пользоваться.

 

Аналоги

Аналоги можно наблюдать и в годы Второй Мировой, когда та же Германия например,  в лице нацистов вывозила материальные ценности с завоёванных или оккупированных стран и территорий. И с Украины в том числе.

Кстати, во  время немецкой оккупации Киева с ноября 1941 по октябрь 1943, именем Эйхгорна была названа центральная улица – Крещатик.

На эти действия вывоза материальных ценностей потом было составлена конвенция о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта, подписанная в Гааге 14 мая 1954 года.

сновываясь на этой конвенции, был поставлен вопрос (в основном к Германии) о реституции собственности, принадлежавшей жертвам нацистов.

 

И точно так же, после образования СССР и процесса раскулачивания, западные державы поставили перед правительством СССР вопрос о выплате компенсаций и реституции имущества иностранных государств, иностранных компаний и иностранных подданных, национализированного после Октябрьской революции 1917 года. Например, долг Царской России Франции в 50 млн. долларов, который был все таки выплачен, правде не революционными болььшевиками, а последующими поколениями.

Болгария до 1944 года была монархией и потом только стала Народной республикой. При декоммунизации в 1989 году многим болгарам возвращали национализированные при Советах дома, имения, ценности. Но в силу нищенского положения многих болгар они и сейчас не в состоянии оплачивать поиск или сбор документов, подтверждающих право собственности, оплачивать те же суды и даже последующее содержание возвращённого имущества.

плакат о реституции в Венгрии

 

Аналогичные процессы были в современных постреволюционных (бархатные революции) Чехии, Венгрии, Румынии, Польше, Словакии, после объединения ГДР и ФРГ и т. п. С аналогичными сложностями для рядовых не состоятельных граждан. Оплатить все эти расходы могли только богатые наследники родовитых фамилий.  Если быть честным, то внутренняя денационализация в этих странах – закон для богатых.

В Латвии произошёл один из самых неприятных вариантов возврата хозяйской собственности. Жители много-этажек и сейчас вынуждены платить оброк собственнику за пользование его землёй в виде аренды.

Андрис Грутупс

А шикарные квартиры в старинных доходных домах и частные дома подверглись жестокому налёту подлинных собственников. Некоторые не ждали, когда жители найдут себе крышу над головой и применяли репрессивные меры,вплоть до выбрасывания на улицу вещей.

Конечно, если бы у жильцов была возможность откупиться, такого бы не было. Но все равно – реституция в Латвии была проведена самым диким образом, в чем признался сам автор этого законопроекта — Андрис Грутупс.

Но, используя разные слова, такие как – реституция, денационализация и декоммунизация, люди мало задумываются о том, почему они упоминаются в одном контексте. Все очень просто – именно при выходе из состава СССР-СНГ, многие страны задекларировали отказ от коммунистических ценностей, характерных для идеологии большевистско-коммунистического периода. Это непосредственно – декоммунизация. За ней последовали реабилитация репрессированных, как непосредственно пострадавших от коммунизма. Чаще всего выплачивались и раздавались разные компенсации наследникам репрессированных. Среди них были и положения о возврате имущества, незаконно отобранного при репрессиях.

Кроме того, коммунисты не просто отбирали богатства у богатых. Они называли это национализацией. Соответственно – возврат отобранного имущества, в нашем случае коммунистическим режимом, получил своё продолжение как денационализация. А это определение является составляющим в самом понимании Реституции как «Реституции национализированного имущества».

Таким образом, логическая связка в этих трёх определений декоммунизация, денационализация и реституция становится понятной. 

 

Современные примеры и правовой аспект.

О необходимости реституции в современном её понимании заговорили в Чехии, после Бархатной революции в 1989 году. В 1991 году Федеральное собрание Чехословацкой Федеративной республики приняло реституционные законы: 87-й («О внесудебных реабилитациях») и 229-й («Oб изменении отношений собственности на землю и на иное сельскохозяйственное имущество»).

Но в Чехии эти законы восприняли неоднозначно. Ведь можно было получить приведенное в порядок другими людьми имущество или получить компенсацию за уже исчезнувшие с лица земли материальные ценности. А можно было оказаться выкинутым на улицу или платить за пользование имуществом дополнительную плату новому хозяину. Чешская писательница Здэна Фрыброва в 1991 году заявила, что считает реституцию зверством.

С другой стороны, те, кому по декоммунизации и реституции должны принадлежать целые деревни с жителями, сами не могут порой свести концы с концами и уезжают на заработки в другие страны. Чаще всего – это жители все тех же приграничных для Украины стран: Польши, Словакии, Румынии, Венгрии. Большинство их этих людей работает в Германии и Британии…

Не буду повторять о Реституции польских Кресов и о том, что большую часть собственности могут прибрать к рукам те же российские наследники. Просто замечу, что наши современные олигархи, ни за что не отдадут свои имения каким-то европейским претендентам. Может потому ЕС и МВФ так настоятельно требует начала работы антикоррупционного суда в Украине, чтобы вывести именно судебные решения на соответствующий международный европейский уровень.

император германский Вильгельм II и гетьман Скоропадский

 

Ведь с точки зрения международного права реституция – это форма материального возмещения ущерба «в результате неправомерного международного акта путем восстановления состояния, существовавшего до его совершения». И если на территории всей страны имущество в виде предприятий и земель наши олигархи вряд ли отдадут, то на западе Украины, в своё время Советы оккупировали именно часть земель Польши, Румынии и Венгрии, как считают местные национальные меньшинства, но никак не земли УНР или Украины периода Скоропадского. Как считают в свою очередь современные украиноцентристы.

Потому украинцы, как истинные европейцы, поддерживающие евроинтеграцию, должны привести свою правовую и судебную систему в соответствие с европейской.

 

Статья 21 раздела 3 Соглашения об Ассоциации с ЕС гласит: «Стороны договорились в дальнейшем развивать судебное сотрудничество по гражданским и уголовным делам, в полной мере используя соответствующие международные и двусторонние документы и основываясь на принципах юридической определенности и праве на справедливый суд».

То есть, украинское государство должно отдать таким же жертвам оккупации то, что им принадлежит по праву. А если Украина не согласится на возвращения и выплаты, то рассматривать иски будут американские суды и ЕС, которые выносят решение по любой стране мира.

К слову, в Сербии закон о реституции и компенсации был принят 27 сентября 2011 года как одно из предварительных условий перед вступлением Сербии в состав Евросоюза и вступил в силу 6 октября 2011 года.

Надо учитывать — если внутренняя денационализация в разных странах регламентируется на усмотрение их законодательных органов, то в межгосударственных взаимоотношениях по установлению прав собственности всё ещё более неконкретно.

Есть масса постановлений и актов: Гаагская конвенция 1907 года, Парижский мирный договор 1947 года, Гаагская конвенция 1954 года, Дипломатическая конференция в Риме 1995 года и масса других документов по данному вопросу, на которые можно ссылаться.

По ним, например сейчас некоторые граждане США и кубинские эмигранты в США ставят вопрос о реституции собственности, национализированной после победы Кубинской революции в 1959 году. Принятый в 1996 году закон Хелмса – Бёртона предоставляет гражданам и компаниям США право преследовать в судебном порядке лиц, использующих американскую собственность, национализированную после Кубинской революции, в порядке реституции и на основании судебного решения, принятого судом США.

Или польско-немецкий спор по Силезии, Щецину, Померании, некогда принадлежавших Германии? Кстати, призывавший к реституции польских земель в Украине, польский президент сам наложил вето на аналогичный закон у себя в стране… Хотя в Щецине поляки уже да вно арендуют свои собственные дома у состоятельных немцев, которые являются собственниками.

 

 

 

 

Практические результаты.

Итак, есть законы о реституции внутренние, а есть международного формата. Чёткую позицию по международной реституции в Украине сознательно скрывают. В одних источниках можно прочесть, что ассоциация с ЕС, подписанная Порошенко, уже частично открывает шлюзы для иностранных собственников. В других – что только после полноправного вступления в ЕС такое возможно. Ещё есть формат такой подачи информации: принятие закона по реституции – это внутреннее решение Украины, захочет – примет. Не захочет – не примет.

Но первый шаг по декоммунизации, ведущий к соответствующим последствиям уже понятен. Это классический алгоритм: декоммунизация, денационализация (так усилено продвигаемая приватизация и продажа земель)плюс реституция.

Национальные меньшинства западных регионов Украины не будут ждать, когда Украина примет те или иные законы. Венгерская община вообще требует автономии от украинского президента, но об этих требованиях нацменьшинств можно писать отдельно и долго.

Сейчас важно, как относятся к вялотекущей реституции, прикрытой пока что декоммунизацией и денационализацией, сами украинцы.

***

Представители национальных меньшинств западных регионов Украины не очень-то и против присоединения к Восточной Европе на основе восстановления УНР от 1917-1920 годов, когда Петлюра целые территории отдал Польше – Волынскую, Ровенскую, Львовскую, Ивано-Франковскую. Только никто из иностранцев не даст восстановить УНР теперь.

 

1918. Карта УНР

 

Ещё один существенный момент, который мешает реституции в пользу иностранных собственников — это приватизация, которая опередила в Украине реституцию. Все свои земельные наделы люди приватизировали вместе с частными домами. Разве что появится собственник, которому будут принадлежать целые деревни. А в городах может произойти социальный коллапс неплатёжеспособности. То есть жильцам приватизированных квартир в общих домах придётся платить не только по коммунальным платежам, но и арендовать барскую землю, на которой стоит их дом в несколько этажей.

Ещё один радостный момент, если не делающий реституцию невозможной, то отодвигающий её на неопределённый срок, – это Конституция Украины и Декларация её независимости. Вследствие референдума по независимости Украины и утверждения Декларации 1 декабря 1991 года о государственном суверенитете страны, Верховная рада УССР торжественно провозгласила независимость государства. И декларация эта базировалась полностью на декларации УССР. Ничего нового там не было. А сказано и записано там (раздел 6) вот что: «Украина самостоятельно определяет свой экономический статус. И закрепляет его в законах. Земля, недра, воздушное пространство, водные и другие природные ресурсы, которые находятся в границах Украины, ресурсы природного шельфа и морской экономической зоны, весь экономический и научно-технический потенциал, созданный на территории Украины, является собственностью её народа и материальной основой суверенитета республики». Итак, данная декларация, основанная на результатах референдума, легла в основу конституции и являет высшую юридическую силу.

Потому, чтобы даже по требованию ЕС проводить реституцию, украинским властям придётся сначала провести повторный референдум по отказу от своей земли, чтобы изменить конституцию. А поскольку делать этого (референдум) никто не будет, то проект реституции можно реализовать принятием закона о продаже земель, например (за символические суммы).

Парламент Украины принял закон о декоммунизации. И сносом символики и памятников это не ограничится. Потому что в этом законе прямо написано: «Государство Украина признаёт период с 1917 по 1991 года преступным». Потому догадайтесь сами, что этот закон предполагает не преступным. На мой взгляд, именно потому сейчас поднимается вопрос о продаже земли. И с учётом инфляции – продажа эта может произойти за символическую сумму…

 

Альтернатива.

Если иностранцы захотят вернуть себе земли или имущество, то скорее всего прийдтся именно покупать. Потому что Верховная Рада в 1991 году приняла Закон о реабилитации жертв политических репрессий, согласно которому, реабилитация распространяется на период с 1917 г. до начала действия данного закона на лиц, депортированных за пределы Украины. К ним относятся насильно переселенные, полностью или частично лишенные прав и свобод гражданина по классовым, социальным, национальным, политическим и религиозным мотивам.

Но этот закон не применим к иностранцам. Постановлением правительства было предусмотрено возвращение отнятых сооружений и другой собственности либо компенсация их стоимости, но только для граждан Украины. Возмещения ущерба иностранцам законодательство не предусматривает.

Украина уже давно применила реституцию – это церковный ей вариант. Имущество, отобранное у общин после революции 1917 года, были возвращены людям. Поскольку в некоторых странах приняты международные (двусторонние) форматы законов по реституции, то украинцы, предки которых имели собственность за рубежом – тоже могут принять участие в этом процессе.

Если собственность отобрали до революции, до 1917 года, в этом случае прав уже никто не установит. 

А вот «Поляки приняли решение, что право на реституцию имеют все граждане, которые по состоянию на 1929 год были гражданами Польши. А в то время вся Западная Украина и Западная Беларусь входили в состав Польши, и эти люди были польскими гражданами. Получается, что и украинцы, жившие тогда во Львове, но потом вывезенные в Сибирь, к примеру, имеют право на возврат или компенсацию этой собственности. То есть и украинцы могут иметь выгоду от реституции. Но для этого надо будет обращаться в суд. И каким будет его решение — пока прогнозировать трудно» — прокомментировал ситуацию львовский эксперт в данной сфере, международный политолог, Валерий Майданюк.

 

земли в составе Польши на 1920-е годы

 

Хотя, если учитывать тот момент, с которого я начал рассуждения о реституции, то в процесс может включиться и политический, а не только правовой функционал. Когда национальные меньшинства на территории Украины будут защищать страны соседи, к которым эти меньшинства принадлежат. А это уже дополнительные проблемы для Украины, потому что откровенно затрагивают не возвращение дома или сохранившегося замка, а целых территорий. Хотя эти сложности испытывают все страны со спорными историческими границами.

И конечно же, чуть не забыл, почему о таких процессах молчат украинские власти и медиа, называемые лидерами мнений.

20 октября 2016 года Верховная Рада приняла «Декларацию памяти и солидарности», в которой осудила оккупацию польских и литовских территорий нацистской Германией и СССР. «Следствием тех событий была оккупация Польши Германией и Советским Союзом, a в 1940 году — советская оккупация Литвы, Латвии и Эстонии. Следствием этого стали массовые репрессии против наших народов. Те события привели также к принятию в Ялте в 1945 году решений, которые начали новый этап порабощения всей Восточной и Центральной Европы, длившийся полвека», — говорится в декларации.

Таким образом, Киев признал присоединение к Украине некоторых польских территорий. И если совсем откровенно протянуть реституцию не получится, то отчуждение земли – вполне.

Тем более, если продолжать раздражать своих соседей. По той же резолюции ПАСЕ в отношении языков нацменьшинст и образования в Украине, — по вопросу внесения правок и голосования на Ассамблее, венгерские и румынские представители настаивали на том, чтобы убрать из Резлюции пункт о том, что Украина имеет право защищать свой государственный язык (!). А для этого им не хватила всего 4 голоса (!)

И что вы думаете предринял укранский дипломатический корпус в ответ на такие вполне реальные угрозы? 

Венгря заявила, что будет блокировать важные для Украины встречи на уровне ЕС и НАТО. Эта страна не располагает другими инструментами, кроме как блокировать международные, европейские и евроатлантические устремления Украины. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин прокомментировал последние заявления Венгрии о миссии ОБСЕ в Закарпатье. «Я считаю, что венгерская сторона и содержательно, и, если хотите, по форме и атмосферой своих заявлений уже вплотную приблизилась к красной линии» Хотелось бы узнать, кто из двух — Сиярто или Климкин продвигают межполитичкские конфронтации к красной линии. И ещё более хотелось бы узнать — что господин Климкин подразумевает под красной линией? Реституцию, отчуждение земель, автономию от Украины или военные действия? Потому  что чёткого опредления такого понятия, как красная линия в политике — нет. 

 

Павел Климким и Петер Сиярту

Чтобы там ни было, а международная имссия ОБСЕ уже начала работать в Ужгороде по настоятельной просьбе главы МИДа Венгрии Петера Сиярто.

Но это ещё что? Это вполне рассуждения в пределах законов и принятых декларация. Можно сказать — это препирания в правовом поле… А вот провозглашения Иерусалима землёй Израиля – этот вариант своеобразного отбора или «возвращения» собственности требует отдельного рассмотрения. Тем более, что сами пострадавшие евреи уже давно получают по законам реституции свои денежные компенсации от других стран… но случай с Иерусалимом и реституцией-то и не назовёшь…

 

И немного «о высоком».

(по материалам Сноб(а)

Московские купцы Иван Морозов (1871–1921) и Сергей Щукин (1854–1936) — коллекционеры искусства, собрания которых вошли в коллекции Эрмитажа и ГМИИ им. Пушкина. 29 октября 1918 года декретом Совета народных комиссаров коллекция Щукина, среди которых работы Сезанна, Гогена, Матисса, Пикассо, была объявлена государственной собственностью. 19 декабря 1918 года была национализирована  коллекция Морозова, включавшая картины Ван Гога, Писарро, Гогена, Ренуара и других.

Пьер Коновалофф

Потомки Морозова и Щукина не первый раз пытаются получить компенсацию от нынешних собственников картин на том основании, что национализация 1918 года была незаконной.

В 2007 году праправнук Ивана Морозова Пьер Коновалофф и внук Сергея Щукина Андре-Марк Делок-Фурко (Andre-Marc Delocque-Fourcaud) требовали денег за показ картин из коллекций их предков, частично вошедших в экспозицию «Из России: французские и русские шедевры живописи 1870—1925 годов», проходившей в Лондоне с января по апрель 2008 года.

Выставку начали готовить летом 2007 года, а осенью стало известно, что на часть полотен претендуют наследники коллекционеров. Москве пришлось отложить выставку, пока в Британии не приняли специальный акт, защищающий картины от конфискации.

В декабре 2007 года представители британской Королевской академии предложили наследникам Морозова и Щукина по 5000 фунтов при условии, что они не будут требовать возвращения картин.

Андре-Марк Делок-Фурко

Известие об этом вызвало возмущение в британском арт-сообществе. «У меня нет слов. Какая низость! Если бы они предложили по 100 тысяч фунтов, это еще можно было бы понять. Но это просто оскорбительно. Вот до чего докатилась Королевская академия!» — прокомментировал случившееся британский арт-критик и телеведущий Брайан Сьюэлл (Brian Sewell).

«Если русское правительство выставляет наши картины, мы должны получить компенсации. Невозможно эксплуатировать на коммерческом уровне то, что было захвачено для воспитания народа при совершенно ином политическом строе», — говорили Пьер Коновалофф и Андре-Марк Делок-Фурко. В итоге они отказались от претензий на картины, но потребовали денег: «Необходимо принять соглашение, которое бы оговаривало разумную компенсацию и выплату процентов от материальной выгоды, получаемой от использования этих произведений искусства».

Такая она, реституция…

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.